Most Amazing Places
Of Our Amazing World

Эхо памяти

Трудовое перевоспитание

 Февраль, март, апрель 1970 г. сижу без работы. Денег нет. Тратим последние декретные жены.

Обращаюсь к председателю колхоза Мезит А.Б. (колхоз успешный, богатый, построил Дом культуры, библиотеку, магазины, строит жильё, производственные помещения, имеет много различной сельхозтехники, хорошую ремонтную базу. Доходы больше от льноводства – выгодная тогда отрасль хозяйства):
- Работы подходящей для вас нет. Не пойдёте же вы зерноток подметать или гуртоправом…(гуртоправ – в просторечии – пастух).

В Думановском сельсовете, на территории которого живу:
- Никакой подходящей для вас работы предложить не можем (и смотрят настороженно. Но я знаю, что на территории с/с в одном из сельских клубов нет заведующего. А у меня есть опыт работы на этой должности)…
В отдел культуры Торжокского р-на пришёл, надеясь, что выложу козырь: «имею опыт работы заведующего сельским клубом», но мне прямо сказали:
- Работу вам предоставить не можем…
Мой козырь легко был бит какой-то «шестёркой»…

Странно получается. Предметом гордости Советской власти и, как твердила пропаганда, одним из главных преимуществ социализма было то, что в СССР безработицы нет (это было столь же правдиво, как знаменитое: «В СССР секса нет»). А я безработный и месяц, и второй, и третий. И никаких тебе Центров занятости населения, ни пособий по безработице. Никакой ни помощи, ни поддержки…

Мне 33 года. Возраст Христа… Может, идти проповедовать? Не получится…Я под колпаком КГБ…
В один из дней, когда меня не было дома, в квартиру пришла заведующая Дома культуры и попросила зайти в ДК мою жену. Оказалось, там её уже ожидали «люди в штатском» - двое сотрудников КГБ. Так как жене не с кем было оставить малыша, его в коляске завезли в кабинет заведующей, и там заведующая вместе с чекистом нянчились с младенцем. Благодаря бережному, заботливому отношению няньки-чекиста младенец не плакал, приобрёл первый опыт общения с людьми этой "благородной" профессии и под благотворным влиянием чекиста с пелёнок встал на правильный жизненный путь.
А в соседнем кабинете другой чекист вёл «задушевную» беседу с моей женой Валентиной. Беседовал вежливо, доброжелательно, «с такою милою, доверчивой приятцей», выясняя, сокрушаясь: «как мог ваш муж такое допустить… у него такие родители, крестьяне, законопослушные… отец погиб, защищая Родину… что же на него повлияло?...или кто?...да вы не волнуйтесь… а то у вас молоко пропадёт, а вам малыша кормить… почему у него такие убеждения? и после института хорошо работал… да вы не переживайте, его не посадят в тюрьму… у вас маленький ребёнок…» и так далее. Гуманист хренов!
Ограничились профилактически-прощупывающей беседой. Видно, что много знают и ещё собирают материал…

Жить не на что… Жена экономит на всём, ходит с кастрюлей в колхозную столовую, где дешёвые обеды, приносит домой. Делим одну порцию на двоих… Помогают соседи... Любовь к Родине крепчает…
Жене предложили временно поработать киномехаником. И я, наконец, устроился в мае-месяце на работу в ПДУ-148 дорожным мастером. Строил улучшенную грунтовую дорогу от д. Можайцево до жел.дор. станции Терешкино, где располагалась база ГСМ воинской части.

Денег на строительство напрямую государство практически не выделяло. По постановлению правительства все предприятия, колхозы, совхозы, производственные организации обязаны были выполнять дорожную повинность: отработать на установленную властью сумму на строительстве дорог местного значения, выделяя на это строительство самосвалы, погрузчики, экскаваторы, другую технику, или рабочих, или стройматериалы и т. д. Всё это у всех было в дефиците, выделяли неохотно, чаще под нажимом властей; выделяли то, что себе в данный момент не являлось крайне необходимым, а не то, что сейчас нужно дорожникам.
На моём участке дороги собственной дорожной техникой был лишь один старый погрузчик на базе трактора ДТ-54, набиравший ковшом гравийно-песчаную смесь и переворотом через себя высыпавший её в самосвал, и бульдозер на базе трактора ДТ-75. И всё. Вся остальная техника: экскаватор, самосвалы, скреперы – это то, что пришлют предприятия, колхозы-совхозы. Если пришлют. Поэтому мастер не знал точно на завтра, на послезавтра, на последующие дни какой техникой он будет располагать, какие работы можно будет производить. Постоянного рабочего коллектива не было, лишь 2 тракториста - на погрузчике и на бульдозере. Нормальную работу организовать было трудно. Идиотская система… отсюда низкие производительность труда, качество работы, зарплата, трудовая дисциплина.

Оставь без контроля тракториста, бульдозериста – быстро сообразят на двоих-троих. Сломался погрузчик, грузить самосвалы нечем, машины стоят, шофера недовольны: простой, отсутствие выработки им в своей организации не оплатят, а они не виноваты. Приходилось им в путёвке отмечать: «отработал машиносмену». Работа тормозится, план не выполняется, ложь, приписки…
Строительство километра дороги с гравийно-песчаным покрытием стоило около 100 тысяч рублей. Главная задача – не количество километров построенной дороги и тем более не качество, а «освоение» этих 100 тысяч любой ценой; на любые приписки закроют глаза; хоть в землю деньги закопай, но освой, то есть истрать, иначе на следующий год денег и техники выделят меньше… Идиотская система…

Кстати, ещё один пример социалистической организации труда и оплаты труда.
Из окна своей квартиры вижу, как экскаваторщик копает траншею для прокладки водопровода в соседнюю деревню Можайцево. Удивило, как старательно работает, начинает рано утром, кончает поздно вечером.
И пашет, и пашет. Ну, какой сознательный, ну, трудоголик! Без перекуров, даже в обед иногда роет и роет. Все бы так работали!
Но где-то после 20-го числа замечаю, работать начал совсем иначе. Машина стоит, тарахтит на малых оборотах, не работает. Поработает и опять стоит… Поработает и опять стоит. Машиниста не видно. Однажды подхожу, машинист на травке лежит, двигатель работает.
- Что, машина сломалась?
- Не-е…
- Солярки-то не жалко? Зря двигатель работает.
- Спишут.
- В начале месяца вы так рьяно работали, просто загляденье, а сейчас часто стоите. Вы, наверное, на сдельной? Могли бы ого-го сколько денег заработать…
- У меня потолок.
- Как это?!
- Больше 300 руб. не заплатят. Я и так уже больше, чем на 300, накопал… Теперь филоню. По железу ключом постучу, чтоб думали, что ремонтируюсь…
- Да почему же не заплатят больше, если выработаешь, да и люди быстрее воду получат.
- Не-е, ху…, не заплатят. Проверено. 300 рублей у начальника, мне больше, чем у начальника, не заплатят. Или расценки срежут…
- Но ведь могут не успеть трубы проложить до деревни, дома подключить, ведь ночью иногда уже подмерзает.
- А мне пофиг…

Работа дорожным мастером не нравилась. Отработав год, решил, что надо заниматься тем делом, которому обучен и уже имею опыт. Втемяшилась в голову бла…а…родная мысль, что я должен вернуться в школу и использовать любые возможности, чтоб влиять на молодое поколение, рассказывать школьникам правду о нашей истории, противостоять лжи, стараться вырабатывать у подростков критическое отношение к действительности, к официальной пропаганде, учить вырабатывать собственное мнение и отстаивать его.
Написал письма в отделы образования нескольких районов Калининской области, зная, что во многих сельских школах, и не только Калининской области, не хватает учителей. Почти отовсюду пришёл отрицательный ответ. И лишь из Кимрского РОНО получил предложение работать в одной из сельских школ.

Приезжаю в Кимры (город на Волге, колокольня затопленная посреди реки), подаю документы зав. РОНО.
- Да, да, вакансии есть… есть… Кудряев…Кудряев… где-то фамилию вашу слышал… Вы из Торжокского р-на? Можайцевская школа… Ах, да, об этом случае говорили в области на совещании заведующих райгоротделов образования… нас информировали… напоминали о бдительности… да…да...Извините я сейчас позвоню директору школы, узнаю, как там ситуация…
(позвони, позвони, «позвоночник» хе..ов; я уже чувствую, к чему дело клонится).
Возвращается:
- Вы знаете, к сожалению ситуация изменилась. Директор школы уже приняла на работу учителя истории. Так что извините… Но вы позвоните нам в конце августа, может, что изменится и вакансии будут…
Лицемер, сволочь… Не директор школы принимал учителей на работу, а отдел образования города (района), и приказ о приёме на работу подписывал заведующий отделом. Всё знал, холуй, и испугался принять на работу учителя с «волчьим билетом».
Обращался в несколько отдалённых районов соседней Московской области – отказ.

Уволившись из дорожной организации, приехал на родину, в Вологодскую область, зашёл в Белозерский РОНО, где меня немного знали, а заведующим был тоже выпускник Белозерского педучилища, и он в частном порядке честно сказал мне, что конечно, вакансии есть, но «органы» его предупредили, что если он примет меня на работу, то будет уволен…
Написал письмо в Министерство просвещения РСФСР с просьбой помочь трудоустроиться. Ответ пришёл уже в сентябре. Рекомендовали обратиться в органы образования Пермской, Свердловской, Челябинской, Красноярского края и ещё более восточных областей. Вопрос с работой надо было срочно решать ещё и потому, что сразу же после увольнения из школы от меня потребовали освободить квартиру:
- Квартиру вы получили от школы, а сейчас со школой не связаны трудовыми отношениями.
Желание администрации выселить мою семью из квартиры во чисто поле было столь велико, что подали даже иск в суд с требованием выселения, однако судья иск не принял за очевидностью незаконности выселения семьи без какого-либо угла…
Поняв, что устроиться на работу в школу в европейской части страны будет трудно, оставив жену с ребёнком почти без денег, поехал на восток. В добровольную ссылку…

Пермская и Свердловская области отпали сразу же: не хотелось, чтоб загнали куда-либо в глухую северную часть области. Еду к югу, в Челябинск. В облоно в разговоре с сотрудницей выяснилось, что мы земляки: она тоже родилась и жила раньше в Вологодской обл. Посетовав, что я поздно обратился – учебный год уже начался и где смогли и чем смогли вакансии заполнили, поручая вести уроки истории в 5-7-х классах в некоторых отдалённых школах даже выпускникам 10-го класса.
Предложила съездить в г. Миасс, или в дер. Шумово (50 км от Челябинска), или на юг области в Чесменский район.

По приезде в Миасс узнал, что в одной из школ города, где требовался историк, уже приняли человека. В Шумовской школе историк был нужен; место неплохое, близко от Челябинска, богатый овощеводческий совхоз, но с жильём не ясно, по крайней мере, раньше, чем через полгода-год не получить. Да и сообщение с Челябинском автобусное, хотелось жить у железки, как самого надёжного вида транспорта. Это было важно, так как я каждый год в период отпуска, как правило, с детьми, ездил на родину, в Вологодскую область, в д. Рыхлянда, в родной дом.

Уговорил директора школы подождать 5 дней с окончательным решением и отправился автобусом на юг области.

Проехав около 200 км, добрался до райцентра Чесма, чтоб завтра выехать в дер. Тарутино, где предлагали работу. Вечером побродил по Чесме, послушал лай многочисленных собак, мычание коров и блеющих овец, бродящих по улицам, подышал густым кисло-навозным воздухом, почертыхался, наступая в сумерках на коровьи лепёшки, увидел, что вокруг голая степь, ни реки, ни озера, ни леса, и решил наутро катить обратно на север.
Сделал остановку в райцентре пос. Увельский (ж.д. станция Нижне-Увельская), зашёл в РОНО. Зав. РОНО Баранов Павел Фёдорович, царство ему небесное, выслушав честный рассказ о моих скитаниях, в том числе и о причинах увольнения из школы, ничуть этим не смутился, и буквально через полчаса я держал в руках приказ о моём назначении учителем истории в Мордвиновскую восьмилетнюю школу…
- Сразу получите 2-х комнатную квартиру с центральным отоплением в новом доме рядом со школой…

Я не поехал – «полетел» в Мордвиновку. Деревня довольно большая, центральная усадьба колхоза, в Увелку и г. Южноуральск ходит автобус, вокруг светлые берёзовые леса, обширные поля, озёра. Такая природа мне по душе…
Тут я и решил бросить якорь.

Безработно-трудовое перевоспитание "антисоветчика", к счастью, оказалось не очень длительным.