Most Amazing Places
Of Our Amazing World

Эхо памяти

Как воевал мой отец

 

Мой отец Кудряев Василий Александрович, 1915 г. рожд., – участник 2-й мировой войны.На советско-финляндскую войну мобилизован 11ноября 1939 г.

Демобилизован 21 мая 1940 г.

Советско-финляндская война

23 августа 1939 г. Сталин и правящая верхушка СССР нашли общий язык с Гитлером, стали хорошо понимать друг друга;  СССР и фашистская Германия, "красные" фашисты и "коричневые" фашисты, стали союзниками, заключили договор о ненападении, стали тесно дружить, сотрудничать в экономической и военной областях.
«В августе 1939 г. Сталин принял окончательное решение – поддержать Гитлера. Сталин помог Гитлеру начать войну против коалиции западных держав (Англия,Франция и их союзники) для того, чтобы начавшаяся истребительная война разорила Европу, по пепелищу которой армиям Сталина предстояло пройтись триумфальным маршем." (М. Солонин. «Нет блага на войне»).
И утвердить в Европе социализм, разумеется, советского образца..

К маю 1941 г. СССР стал могучим союзником – партнёром – поставщиком в Германию сырья, военно-стратегических материалов, зерна и закупив в Германии значительное количество военной техники, оборудования, образцов вооружений, а также немецкий крейсер «Лютцов», достроенный затем в Ленинграде.  В меморандуме от 15 мая 1941 г. министерство иностранных дел Германии отмечало: «В данное время объём сырья, обусловленный (торговым) договором, доставляется русскими пунктуально, несмотря на то, что это стоит им больших усилий; договоры, особенно в отношении зерна, выполняются замечательно».

В секретных протоколах к договору, существование которых Советское государство самым бесстыжим образом отрицало полсотни лет, советско-фашистский сговор закрепили договорённостью о разделе  Европы на сферы влияния. Гитлер признал сферой влияния СССР Финляндию, прибалтийские государства Эстонию, Латвию и Литву, Бессарабию и Буковину. СССР обязался не мешать Гитлеру обеспечивать интересы Германии в Западной Европе.

И после этого два другана-полубандита могли смело гулять по европейскому буфету и, не боясь отпора, бесцеремонно и нагло требовать от сопредельных государств передачи им части своих территорий. СССР – от Финляндии части Карельского перешейка, части Кольского полуострова и др. территорий; от Румынии – Бессарабии и Буковины; у Польши  - захватить её восточные земли и т.д.

Польшу два бандита-хищника, Германия, напав на неё 1 сентября 1939 г., и СССР, напав на Польшу 17 сентября без объявления войны и предъявления Польше каких-либо претензий, растоптав договор о ненападении с Польшей 1932 г., поделили между собой. СССР досталось чуть более половины территории Польши. В сентябре 1939 г. СССР и Германия заключили договор "О дружбе и границе".                 

(Советские коммунисты заигрались с фашистами и вскоре получат от них хорошую трёпку.) 

  Эстонии, Латвии и Литве под давлением СССР, под прямой военной угрозой пришлось заключить с Советским Союзом договоры о взаимной помощи, согласиться на создание на своей территории военных баз и размещение там советских войск.  А чуть позже, летом 1940 г.  эти независимые республики утратили свой суверенитет, были «добровольно» присоединены к «счастливой семье советских народов», включены в состав СССР. И испытали в дальнейшем все «прелести» депортации, раскулачивания, коллективизации, идеологического террора, массовых репрессий. А потом ещё прихватили у Румынии территории Бессарабии и Северной Буковины.

  Финляндия, опасаясь участи прибалтийских стран, вела себя осторожно. В 1932 г. СССР и Финляндия заключили договор о ненападении. В 1938 г. она объявила о своём статусе нейтральной страны, запретила профашистскую партию, отвергла предложенный Германией договор о ненападении.

  Но Сталин уже положил глаз на Финляндию. В октябре 1939 г. СССР предложил Финляндии отодвинуть свою границу на Карельском перешейке вглубь страны под предлогом,  что она опасно близка (32 км; по данным финнов 40 км) к Ленинграду в случае войны, (но тогда бы Финляндия лишилась единственной защиты от возможного советского вторжения - полосы укреплений на Карельском перешейке, "линии Маннергейма), и предложил взамен бОльшую территорию в лесистой, болотистой, сравнительно малонаселённой северной части Карелии (население, конечно, не спрашивали, хотят ли они жить в другой стране).

 Под прикрытием политических переговоров с Финляндией СССР готовился к войне: в сентябре 1939 г. начинается частичная мобилизация более 2,5 млн резервистов в Красную армию и минирование Финского залива, из глубины страны подтягивают на Карельский перешеек, в Карелию и на Кольский полуостров дополнительные дивизии, советские самолёты по указанию Наркома обороны СССР демонстративно  нарушают воздушное пространство Финляндии, ведут авиаразведку её территории – СССР давит на Финляндию и провоцирует её; ведет переговоры «дружелюбно» с позиции силы : по-доброму не договоримся – мы и так возьмём; и наращивает территориальные требования: отдать СССР на 30 лет в аренду п-ов Ханко, передать о-в Гогланд и ряд небольших островов, а то со стороны Балтийского моря Кронштадт и Ленинград беззащитны;

А ещё Советское правительство обосновывает свои территориальные требования к Финляндии тем, что финская граница проходит слишком близко к Северной ж.д. – важнейшей транспортной магистрали через Карелию на Кольский п-ов и к Мурманску, и финны могут её перерезать; - финны, отодвиньте границу!

Да кроме того, у финнов западная часть Онежского озера, а это создаёт угрозу г. Петрозаводску – главному городу Карельской АССР; финны, отодвиньте границу!

А на севере финская граница опасно близка к главной базе Северного флота – г. Мурманску - финны, отодвиньте границу, а то мы сами отодвинем!

Короче говоря, намёк: финны отодвиньтесь по всей длине границы, а мы займём ваше место. И не вякайте. Настоящий территориальный бандитизм - рвём куски чужой территории по праву более сильного.

 А вдруг Финляндия окажется в стане врагов СССР и послужит удобным плацдармом для ведения войны с СССР! Нет, такого соседа, пусть и миролюбивого, спокойного и не имеющего с нами конфликтов, а имеющего с нами 2 мирных договора,  всё же лучше заранее вывести из игры. Одержав победу – кто в этом сомневается! – можно будет утвердить в Финляндии просоветский режим.

Новое финское правительство из коммунистов, заранее созданное в Москве, уже било в нетерпении копытами, готовясь въехать в обозе советской армии в столицу Хельсинки, чтоб править страной, дружить с СССР и строить социализм советского образца. 

Маленькое и слабенькое в экономическом и военном отношении государство, а столько угроз представляет гиганту СССР. Нет, пора начинать с ней войну.

Испытывая непрерывное политическое давление и угрозы, бесцеремонное вмешательство  Кремля, финны колеблются, реально оценивая свои силы. 

Примерное соотношение противостоящих сил СССР и Финляндии; дробь: в начале войны/в конце: 

  CCCР ФИНЛЯНДИЯ
пехота 425000/1200000 около 300000/около 600000
танки 1476/4000 26 (устар.)
артиллерия 1576/12500 768
самолёты 1200/2500 114
корабли/подлодки 158/45 14

 источник: Книга памяти. советско-финляндская война 1939-1940 г.          

Всё население Финляндии немногим больше города Ленинграда (в Ленинграде 3,4 млн человек, в Финляндии 3,7 млн. Население СССР 170 млн)
Но патриотически настроенные финны смогли объединиться и малыми силами оказать агрессору достойное сопротивление.

  Финны удовлетворить все требования не согласились.
СССР устроил на границе провокацию, свалил вину на Финляндию: якобы финны из орудий обстреляли советских военнослужащих у д. Майнила, 4 чел. погибло, 9 ранено. Финны категорически отрицают это, утверждая, что несколько выстрелов были слышны на советской стороне, и у них нет на границе артиллерии, тем более дальнобойной.  И предлагают создать совместную комиссию для расследования этого случая, а также во избежание конфликтных ситуаций отвести войска обеих стран от границы на согласованное расстояние.
Но СССР отверг эти предложения. Сталину и правящей коммунистической верхушке нужна была война, и они воспользовались этим незначительным пограничным эпизодом, чтоб её начать.

Кстати, в архивах никаких документов об этом инциденте не обнаружено, неизвестны фамилии убитых и раненых бойцов. Я думаю, СССР в своём обычном стиле врал, блефовал, пытаясь оправдать свои агрессивные действия.

В стране и в армии резко усиливается антифинская пропаганда, разжигается вражда и ненависть к «финским агрессорам».

25 ноября 1940 г. глава Советского правительства В.М.Молотов передал в Берлин условия, на которых СССР готов присоединиться к Тройственному союзу фашистских государств Германии, Италии, Японии для совместного перекраивания карты мира. Первым условием значилось: «окончательно урегулировать финский вопрос».

В тот же день 25 ноября нарком обороны СССР  Тимошенко направил в ЛенВО директиву о подготовке войны с Финляндией, где поставлена задача «разгромить Вооружённые  силы Финляндии, овладеть её территорией».

И вот 30 ноября 1939 г. «гремя огнём, сверкая блеском стали, рванут  машины в яростный поход. Нас в грозный бой послал товарищ Сталин и Ворошилов в бой нас поведёт». Красная Армия перешла в наступление, «чтоб освободить финский народ от гнёта помещиков и капиталистов».бойцы РККА переходят финскую границу

Советские войска переходят финскую границу

 

Нарушив мирный договор 1920 г. с Финляндией, нарушив договор 1932 г. о ненападении, СССР первым напал на Финляндию.
На следующий день, 1 декабря на клочке захваченной финской земли финские коммунисты и другие просоветские элементы провозгласили создание нового финского государства – Финляндская демократическая республика, которое признали только 3 страны: СССР, Тува, Монголия. А на следующий день 2 декабря марионеточное правительство этого гос-ва подписало с СССР договор о дружбе и границе, отдав СССР все территории, которые он требовал.
Командование КА планировало сломить финнов за 2-3 недели и ко дню рождения Сталина, 21 декабря, поднести ему на блюдечке победу. Но блицкриг – привет Адольфу!- не получился.

Имея целью не столько силой заставить финнов отодвинуть границу, чтоб обезопасить Ленинград от артобстрелов в случае войны, сколько утвердить в Финляндии просоветский режим. Новое финское правительство из коммунистов, заранее созданное в Москве, уже било в нетерпении копытами, готовясь въехать в обозе советской армии в столицу Хельсинки, чтоб править страной, дружить с СССР и строить социализм советского образца.
Как поётся в одной из советских песен той поры (Суоми - Финляндия):
Много лжи в эти годы наверчено,
Чтоб запутать финляндский народ.
Раскрывай же теперь нам доверчиво
Половинки широких ворот!

Ни шутам, ни писакам юродивым
Больше ваших сердец не смутить.
Отнимали не раз вашу родину –
Мы пришли -к- вам ее захватить возвратить.

Мы приходим помочь вам расправиться,
Расплатиться с лихвой за позор.
Принимай нас, Суоми – красавица,
В ожерелье прозрачных озер! »

Но финский народ встретил «освободителей от гнёта помещиков и капиталистов» не с распростёртыми объятиями, не букетами цветов, не хлебом-солью, а «половинками ворот» крепко прищемил «помидоры» советским генералам, оказал упорное, отчаянное сопротивление захватчику, имевшему подавляющее превосходство в численности армии и в военной технике, и отстоял свою независимость.

О войне

   Член-корреспондент Академии наук, директор Института российской истории Андрей Сахаров на основе рассекреченных документов особых частей Красной Армии писал:
  «документы показывают катастрофические недостатки в состоянии КА: слабый профессионализм командных кадров – выдвиженцев времён Гражданской войны; дремучий уровень рабоче-крестьянских бойцов; коррупцию, воровство и пьянство в армейских частях; нарастающую враждебность красноармейцев к бессмысленно жестоким армейским порядкам; слабую техническую подготовленность сухопутных и авиачастей…

   Наступали зимние холода, а часть красноармейцев оставалась в летних пилотках, без теплых рукавиц, ходили в ботинках; валенки тоже вовремя не поступали, не было и полушубков. Росло количество обмороженных, но по забитым дорогам раненых и обмороженных бойцов невозможно было доставить в тыл, в госпитали…
Лыжи вовремя в армию не поступали, а то поступали без креплений и палок. Красноармейцы, не готовые к лыжным переходам, как это было в 8-й армии, бросали их…»

Из материалов совещания в апреле 1940 г. в ЦК партии по итогам войны с Финляндией.

  • - плохо работали штабы, терялись в боевой обстановке, не знали ситуацию на фронтах;
  • - без нужды перебрасывали танки с одного фланга на другой, не обеспечивая горючим;
  • - самолётов у нас было больше, чем у финнов, но выяснилось, что наши лётчики обучены летать только в хорошую погоду, да и аэродромы не готовы к зимним полётам;

Комдив Мих. Кривонос:- "в 18 часов наши истребители летят ужинать или чай пить, а в это время противник летит нас бомбить.
  - противник знает, когда наши лётчики чай пьют?- заинтересовался Сталин.
  - конечно,"- подтвердил Кривонос.

  •  - выяснилось, что командование Красной Армии не имеет точных данных не только о противнике, но и о количестве собственных бойцов и командиров: сколько в строю, сколько убитых, раненных, сколько попало в плен…
  • - Красная Армия вступила в войну в летнем обмундировании.

Командарм 2-го ранга Вл. Курдюмов:
 «В первый период войны было много обмороженных, потому что люди прибывали в холодной обуви, в ботинках даже, иногда рваных, а не в сапогах. Воевать в сорокаградусном морозе в ботинках и в хороших сапогах нельзя, потому что через несколько дней будет 50% обмороженных…»

«У нас в 13-й армии, — докладывал член Военсовета 13-й армии армейский комиссар 2-го ранга Запорожец, — долго продолжалось такое положение, когда убитых бойцов и командиров хоронили не очень хорошо — просто в штабеля складывали, и они лежали по два-три дня…

DP456rnXcAAwRod

Штабель из трупов

 

Много было самострелов и дезертирства».
- «Были дезертиры?», — деланно удивился Сталин.
Запорожец: — Много.
Сталин: — К себе в деревню уходили или в тылу сидели?
Запорожец: — Было две категории. Одна — бежала в деревню, потом оттуда письма писала. Я считаю, что здесь местные органы плохо боролись. Вторая — бежали не дальше обоза, землянок, до кухни. Таких несколько человек расстреляли. Сидят в землянке 3–5 человек, к обеду выходят на дорогу, видят идет кухня, возьмут обед и опять в землянку. Когда появился заградительный отряд НКВД, он нам очень помог навести порядок в тылу, до этого с тылом было тяжелое положение.
Вот был такой случай в 143-м полку. В течение дня полк вел бой, а к вечеру в этом полку оказалось 105 самострелов. В одном полку 105 человек - самострелов.
Сталин: — В левую руку стреляют?
Запорожец: — Стреляют или в левую руку, или в палец, или в мякоть ноги, и ни один себя не изувечит.
Сталин: — Дураков нет. (Смех)»…

105 самострелов всего лишь в одном полку и за один день, но им смешно… Таковы советские командиры и полководцы…
А на фронте «солдатушкам, браво ребятушкам» было не до смеха…

  • - финские части, уступавшие в численности, были подготовлены к ближнему бою и лучше вооружены – в первую очередь автоматами и пулемётами;
  • - треть красноармейцев оказалась вовсе не обученной… оружие – в основном винтовки…

Через 2 дня после начала войны газета «Ленинградская правда" напишет пропагандистскую ложь: «Невольно любуешься доблестными бойцами Красной Армии, вооружёнными новейшими снайперскими винтовками, блестящими автоматическими ручными пулемётами. Столкнулись армии двух миров. Красная Армия — самая миролюбивая, самая героическая, могучая, оснащённая передовой техникой, и армия продажного финляндского правительства, которую капиталисты заставляют бряцать оружием. А оружие-то, скажем откровенно, старенькое, поношенное. На большее пороху не хватает…»

11 декабря 1939 г. начштаба, начполитотдела, начособотдела 1 СК (стрелкового корпуса) рапортуют командарму 8 армии, что целый батальон 364 сп (стрелкового полка), «без серьёзного сопротивления покинул деревню и в беспорядке бежал, оставив противнику 16 станковых пулемётов»,… а 718 сп «в беспорядке отступил» в полном составе, побросав пулемёты, в связи с чем «выставлены заградотряды для задержки уходящих с фронта», чтобы закрыть тылы действующей армии, не допустив бегства бойцов с фронта.

«Политико-моральное состояние бойцов … после неоднократных неудачных атак с целью выбить противника с укрепленных рубежей стало надломленным, — говорилось в сводке Особого отдела НКВД Ленинградского военного округа (ЛВО) от 27 декабря 1939 года. — Наблюдается массовый уход бойцов с огневых рубежей в тыл… На всем пути движения встречался сплошной поток бегущих с фронта …, которые говорили всякие ужасы своего поражения», — это уже из датированной тем же днем докладной записки замначальника 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР Белянова.

«В Кандалакше, Кеми, Кочкоме и других тыловых районах попадаются значительные группы дезертиров, — сообщали начальнику Генштаба 15 января 1940 года командующий 9-й армией Чуйков и начальник Политуправления РККА Мехлис (являвшийся тогда также и членом Военного Совета 9-й армии). — Нами приняты меры — они арестовываются. … организованы заградительные отряды… Приказом Военного совета, с участием армейского трибунала, созданы четыре выездные сессии воентрибунала …».
«Не допуская массовых расстрелов, — продолжали Чуйков с Мехлисом, — мы проведем суды не только в строевых частях, но и тщательно проведём несколько процессов над красноармейцами и младшими командирами, предательски бросившими фронт, … открытым судом и расстрел в присутствии представителей частей …». 

На фронте было приказано формировать уже не заслоны, а полноценные «контрольно-заградительные отряды», причем теперь только из состава полков НКВД, подчинив их особым отделам.
В отношении «дезертиров — предателей Родины» приказано применять «самые крутые и жесткие меры»: немедленно предавать их суду военного трибунала «с разбором дела в течение суток». 

Но отчего красноармейцы бежали с финского фронта, да еще и в таком количестве, что на их пути пришлось выставлять заградотряды?

Из сводок Особотделов НКВД:
«В 222-м строевом полку 11 декабря бойцы не получали горячей пищи и хлеба в течение целого дня, — рапортовал майор госбезопасности Сиднев. — 12 декабря с.г. завтрак организован не был, в результате чего группы бойцов уходили с линии огня в поисках хлеба и горячей пищи».
Он же сообщал: в одной лишь 136-й стрелковой дивизии «3500 пар обуви признаны комиссией совершенно негодными», еще «3000 пар требуют срочного ремонта», а «у многих бойцов подметки подвязаны проволокой и веревками…»
«На почве недовольства плохим состоянием обуви красноармеец 220-го автобатальона К. 9 декабря с.г. в группе бойцов, заявил: «Нас везут на мясозаготовки, моя первая пуля в бою будет приказывающим командирам».015 FULL watermark

Финская листовка

 

«Наступили морозы, а бойцы не имеют обуви и перчаток, да плюс к этому не снабжают продовольствием и боеприпасами, — докладывал руководству начальник Ребольского райотдела НКВД Карельской АССР Сибикин. — … двести с лишним бойцов вышли из строя обмороженными, часть пала в бою, а остальная часть без обуви (ноги заворачивали портянками и бинтами) находилась в таком плохом моральном состоянии, что идти с ними в бой было нельзя.
Отдельные бойцы открыто бросали винтовки и категорически отказывались быть на фронте, … кончали жизнь самоубийством.
Какая-то сволочь опять «забыла» выслать перчатки. Личный состав не может идти на морозе в бой и держать винтовки голыми руками»;
«бойцы мерзли и были вынуждены снимать обмундирование с убитых финских солдат, брать одежду в домах финского населения, наматывать на себя одеяла, полотенца и другие тряпки»;
«в 56-й стрелковой дивизии... после каждого боя количество обмороженных превышало в 2–3 раза количество раненых и убитых. замерзли в окопе

Два красноармейца замёрзли в окопе

 

«с 17 по 22 ноября (то есть еще за две недели до начала боевых действий!) бойцы и командиры 609-го стрелкового полка хлеба совершенно не получали, фуража для коней совершенно не было, лошадей кормили корой и ветвями деревьев, в результате чего лошади истощали и начался падеж»;

29 декабря 1939 года начальник ОО НКВД ЛВО Сиднев доложил, что «для красноармейцев призыва 1937 года на замену пальто по всем армиям недостает около 100 тысяч шинелей», по спискам «недостает валенок для всех армий 100 тысяч пар», но в реальности еще больше: в 7-й армии нехватка 30 тыcяч пар валенок, в 8-й армии — 100 тысяч, в 9-й — 20 тысяч! Всем армиям недостает 500 тысяч пар перчаток, 300 тысяч пар белья, да еще и 200 тысяч пар  «сапог кожаных взамен ботинок».

— Почти полмиллиона бойцов без нормальной обуви!

Так преступно-безответственно подготовилось советское руководство к войне и вело её; в армии полный бардак; солдаты и так каждый день на волоске от смерти и их ещё собственная власть подвергает дополнительным страданиям и лишениям. Прав солдат: «Нас гонят на мясозаготовки».

Итоги войны.

К России отошли: второй по величине город Финляндии Виипури (ныне Выборг); крупнейший порт на Северном Ледовитом океане Петсамо (Печенга); стратегически важный  полуостров Ханко; полностью  Ладожское озеро и весь Карельский перешеек (место проживания 12 % населения Финляндии). 

А ведь распевали: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим».

 На эвакуацию населения в Финляндию и вывоз имущества СССР дал две недели; большую часть имущества финнам пришлось оставить или уничтожить. Огромной утратой для экономики Финляндии стала потеря лесной промышленности Карелии с ее отличными лесопильными, деревообрабатывающими и фанерными предприятиями. Более того, Россия потребовала и полностью получила с финнов контрибуцию в 95 млн. рублей, а также 350 морских и речных транспортов, 76 паровозов, 2 тыс. вагонов.

Потерпев ряд тяжёлых поражений в начале войны, Красная Армия, пролив много кровушки,  в итоге одержала «блестящую» победу (приходит на память выражение:"Пиррова победа").

Безвозвратные потери Красной Армии,  рассекреченные в 1993 г., составили 126875 (по уточнённым данным 134000) убитых военнослужащих, пропало без вести 39369 чел., 264908  чел. санитарных потерь (раненые, контуженные, обмороженные); (Книга памяти. Советско-финлянд. война 1939-1940 г.) Общие потери 438277 военнослужащих.пленные красноармейцы

    Пленные красноармейцы

 

По мнению некоторых исследователей, потери Красной Армии занижены: yбито и умерло от ран 150000 военнослужащих; ранено, обморожено, контужено, обожжено 325000 чел. («История России. ХХ век», под ред. А.Зубова, 2017 г.)

Общие потери Финляндии 66400 (70219 ) военнослужащих, в том числе:
погибли 26662 человека, а именно:
убиты в бою и останки эвакуированы - 16725;
погибли в бою, останки не эвакуированы – 3433;
умерли в госпиталях от ран – 3671;
пропали без вести и объявлены погибшими – 1727;
умерли от болезней, от несчастных случаев – 715;
причина смерти неизвестна – 363;
умерли в плену – 28.
Ранены, контужены, обморожены, обожжены – 43557 военнослужащих
(официальные финские данные)

СССР захватил 11% территории Финляндии, отодвинул границу от Ленинграда на 150 км.
Назван агрессором, исключён из Лиги Наций.

Война была настоящим кошмаром для Красной Армии в первые 2 месяца,  показала её катастрофическое состояние. Финская армия быстро сбила спесь и шапкозакидательские настроения с бойцов, командиров и партийных комиссаров «непобедимой и легендарной».

 В советские годы вспоминать «зимнюю войну», говорить о ней и героях-участниках этой войны, издавать Книги памяти погибших в ней, а также отмечать годовщины победы, награждать посмертно орденами, проводить парады, чеканить и раздавать памятные медали было не принято. В учебниках истории о ней не писали или ограничивались парой строчек. Впрочем, так же и в путинские времена. Война была «незнаменитой» (А.Т.Твардовский), почти забытой, и её герои  не поднимались на щит славы.
Тут мало духоподъёмного материала для «воспитания широких трудящихся масс в духе патриотизма, любви и беззаветной преданности партии, гордости за великие свершения наших предков».

Это бессмысленная война, которой не должно было быть: никакой опасности Финляндия для СССР не представляла, отношения были спокойные, дружественные, угрозы нападения с её стороны, в том числе других стран, не было. Это была не освободительная, а захватническая война, позорная страница нашей истории.
А для финнов эта война - предмет национальной гордости.

Победу СССР одержал, но очень дорогой ценой. И гордиться, собственно, было нечем.

   Стоит отметить, что с началом войны Германии с СССР финская армия перешла в наступление на Карельском перешейке, но дойдя до старой границы с СССР, остановила наступательные действия.

В августе 1942г. немцы, готовясь овладеть Ленинградом, предложили финнам активизировать свои действия на Карельском перешейке в направлении на Ленинград, но финны ответили, что «участие Финляндии в наступлении на город исключено.»

Ленинград финны не подвергали артобстрелу и бомбардировкам.

Судьба военнопленных советских солдат
(Из записки комиссии президиума ЦК КПСС в Президиум  ЦК КПСС)

...Все находившиеся в плену у финнов военнослужащие Красной Армии по возвращении на Родину подверглись необоснованным репрессиям.
19 апреля 1940 года Берия внес Сталину предложение о том, чтобы всех поступающих из финского плена советских военнослужащих брать под охрану и в сопровождении конвоя направлять для проверки в специальные лагеря на территории Ивановской области. Сталин с этим предложением согласился. В тот же день оно было оформлено решением Политбюро ЦК ВКП(б). Предписывалось организовать «проведение оперативно-чекистских мероприятий для выявления… лиц, обработанных иностранными разведками…». 

Как видно из докладов Берия на имя Сталина, из финского плена возвратилось 5468 человек. Берия предлагал 450 человек, попавших в плен ранеными, больными и обмороженными, освободить. Тех же, на кого есть материалы об их преступной деятельности во время пребывания в плену, предать суду, а на кого таких материалов недостаточно, по решению Особого совещания заключить в ИТЛ на срок от 5 до 8 лет.

В архивных документах имеются данные о том, что 414 бывших военнопленных были осуждены судами, причем, большинство из них к расстрелу, а 4800 военнопленных направлены в ИТЛ Норильска и Воркуты по указанию Берия, не дожидаясь решений Особого совещания (Архив ЦК КПСС, д. 46 «Финляндия»; Архив КГБ, ф. 13, д. 64/70а, л. 117-119).

Жители Белозерского р-на, погибшие в Зимней войне 1939-1940г.г.

Источник: Книга памяти 1939-1940 г.г. Советско-финляндская война. Сайт www.patriot.izdat.ru

Аверичев Кирилл Иванович, 1920 г. рожд., Вологодская обл., Белозерский р-н, д. Пяшница
Воинское звание:  рядовой 272 сп 123 сд
Погиб 21.02.1940 г. 

11 февраля 1940 г. в 8-30 360 орудий начали 3-х часовую обработку оборонительных укреплений финнов на Карельском перешейке. Затем под прикрытием огневого вала на штурм линии Маннергейма бросилась советская пехота. Главной ударной силой была 123 сд под командованием комбрига Ф.Ф.Алябушева, усиленная танками, в том числе огнемётными, и двумя артполками. Артиллерия уничтожила несколько дотов и дзотов противника. Завязались ожесточённые бои. Пехота продвинулась на 1-1,5 км, захватила небольшую, но важную высоту. На большинстве участков атака  практически успеха не имела. Орешек был крепкий.

 Лучше проанализировав ситуацию, лучше подготовившись, советские войска упорно, с большими потерями выгрызали финские укрепления и прорвали оборону финнов. В дальнейшем дивизия участвовала в боях за овладение финским г. Виипури (ныне Выборг) –с.51

Алексеев Василий Феофанович, лейтенант 473 гап (гаубичного артполка) 164 сд, 1914 г. рожд., РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н,  д. Медино.(Ленино-?)
Погиб в бою 19.01.1940 года, захоронен севернее пст Нятяоя, братская могила № 1 – стр.106

Алёшин Григорий  Иосифович красноармеец 8 лыжбат 75 сд, 1916 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл, Белозерский р-н, Кустовский с/с. Призван в армию Белозерским РВК.
Погиб в бою – стр.127

Ананичев Николай  Кириллович, красноармеец 217 сп 104 горн. сд,  1912 г. рожд., РСФСР,  Вологод. обл., Шольский р-н, д. Лукьяново – стр.148

Андрианов Павел Федорович, красноармеец, 1919 г. рожд., РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н, д. Хлопузово. Призван Володарским РВК.
Погиб в бою 17.02.1940 г. – стр.183

Афиногенов Александр Александрович,  младш. лейтенант 147 сп 43 сд, 1915 г. рожд., РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н,  д. Манарово (Макарово?). Призван Белозерским РВК.
Погиб в бою 13.03.1940 г. Похоронен д.Карпила– стр.289 

43 сд вместе с 35 тбр в составе 7А вели тяжелые бои на Карельском перешейке и достигли главной линии обороны финнов, но развить успех не смогли. Глубокий снег, узкие дороги и просеки в лесисто-болотистой местности, лесные завалы на дорогах, устраиваемые финнами, засады, мины-ловушки, мины-сюрпризы, натыканные повсюду, взорванные мосты затрудняли движение и маневрирование тяжёлой технике, на дороге возникали «пробки»;  танки, артиллерия не успевали вовремя выйти на исходные позиции, становились добычей финских диверсионных и истребительных групп лыжников, наносивших удар по малоподвижной колонне, и так же стремительно исчезавших в лесу. Хорошо подготовленные и вооружённые, эти отряды наносили удары с фланга и тыла, расчленяли советские части и били эти разрозненные группы.
К концу декабря дивизия и соседние части вынуждены перейти к обороне. Потери дивизии: 407 убитых, 1446 раненых. Направлена в тыл на переформирование.  

Баланичев Михаил  Васильевич, красноармеец 348 сп 51 сд. РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н, Калининский с/с.
Погиб в бою 22.02.1940 г. – стр.51

Богданов Яков  Аверьянович, красноармеец 122 сд, 1911 г. рожд., РСФСР, Вологод. обл.,  Шольский р-н, д. Поздино. Призван Кандалакшским РВК.
Погиб в бою 22.1.1940 г. Захоронен в р-не оз. Мерк-Ярви - стр.279

 Командование 9 А 16.12.1939 г.поставило перед 122 сд задачу: перейти в наступление, сломить сопротивление финнов и преследуя их, к утру 19.12. выйти к г. Кемиярви и атаковать его. В тяжёлых боях особенно отличились 596 сп и 4-я рота 715 сп. В середине декабря дивизия вышла к реке Кемь. Но оторванность от тылов, опасность окружения  вынудили командование отвести дивизию назад к Мяркярви.     

Бурков Павел  Евгеньевич, 1911 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл.,  г. Белозерск. Призван Тосненским РВК.
Пропал без вести 01.12.1939 г.  – стр.437

Воробьёв Василий Петрович, красноармеец 81 сп 163 сд, 1910 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл.,  г. Белозерск. Призван Белозерским РВК.
Погиб в бою 05.01.1940  г. – стр.156

163 сд под командованием комбрига А.И.Зеленцова с первого дня войны участвует в боях, вместе с другими подразделениями решая поставленную командованием задачу: разрезать территорию Финляндии на 2 части, а затем финскую армию «закидать шапками». Но получился облом. Вначале 81 полк этой дивизии  действовал успешно. 8 декабря 1939 г., сломив несильное сопротивление финнов, вступил в пос. Суомуссалми, сожжённый финнами при отступлении.
11 декабря, получив подкрепление, финны переходят в контрнаступление. Они перерезают Раатскую дорогу, по которой дивизия получала снабжение боеприпасами, продовольствием, горючим.  Положение дивизии ухудшилось. Финны захватили восточную часть посёлка, но западную часть удержал 81 полк, несмотря на большие потери, в особенности от обморожения солдат (стояли 40-градусные морозы. По другим сведениям, морозы в декабре не превышали 23 градусов ).  Собрав силы, финны освободили Суомуссалми.
Бросив значительную часть военного имущества, остатки 163 сд ушли на север к советско-финской границе.

Ганин Александр Васильевич, красноармеец. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н,  д. Зуево. Призван Белозерским РВК.
Погиб в бою 09.03.1940 г. – стр.40

Гоголев Николай Алексеевич, красноармеец 467 корп. артполка 8 армии; 1902 г. рожд., РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н, д. Шунжобой. Призван Капшинским РВК Ленинградской обл. 
Пропал без вести 15.01.1940 г. – стр.97

Годунов Петр Васильевич, военветфельдшер 3 артполка 18 сд,1915 г. рожд., РСФСР, Вологод. обл.,  Шольский р-н, д. Лихачево. Призван Шольским РВК.
Пропал без вести в январе 1940 г.  – стр.99

Горшков Борис  Николаевич, отделенный командир (командир отделения) 455 сп 42 сд. РСФСР, Вологод. обл., Шольский р-н, д. Лихачево. Призван Шольским РВК.
Погиб в бою 02.02.1940 г. Захоронен у реки Лохи-Йоки – стр.

Данилов Иван Васильевич, красноармеец 33 отдельной разведроты 11 сд; 1916 г. рожд.  РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н, д. Буброва. Призван Белозерским РВК.
Погиб в бою 25.01.1940  г. – стр.14

Дернов Николай Акимович, красноармеец 337 сп 54 сд; 1916 г. рожд.  РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н, д. Павшино.
Погиб в бою 11.12.1939 г. – стр.58

Евпланов Павел Ильич, красноармеец 1912 г. рожд., 86 артполк 54 сд; РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н, д. Шилохвостово. Призван Кандалакшским РВК Мурманской обл.
Пропал без вести 28.12.1939 г. – стр.9

Егоров Василий Прокопьевич, красноармеец 5 погранполка войск НКВД. РСФСР, Вологод. обл.,  д. Ивановское.
Погиб в бою 25.02.1940 г. Захоронен в братской могиле в пос. Колвасозеро – стр.40

Емельянов Леонид Иванович, красноармеец 10 инженер. роты 19 ск; 1917 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н, д. Власово. Призван Прионежским РВК.
Погиб в бою 14.03.1940 г. Похоронен в г. Выборг – стр.59

Еремичев Матвей Яковлевич, красноармеец 1903 г. рожд.  РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н, д. Лакта.
Умер от ран  06.07.1940 г. – стр.74

Жирков Александр Иванович, красноармеец 1917 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл.,  Шольский р-н, д. Лихачева.
Пропал без вести в 1939 г. – стр.35

Заозеров Григорий Яковлевич, красноармеец 316 сп 18 сд; РСФСР,  Вологод. обл.,  Белозерский р-н,  Мегринский с/с. Призван Сегежским РВК Карельской АССР.
Погиб в бою 28.12.1939 г., похоронен в братской могиле № 55 г. Питкяранта – стр.53

Иванов Николай Иванович, младш. лейтенант 208 сп 18 сд; РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н,  д. Каменник.
Погиб в бою 15.12.1939 г. Похоронен в братской могиле № 44 в р-не г. Питкяранта – стр.8

Иванов Николай Николаевич, красноармеец  1914 г. рожд.  РСФСР, Вологод. обл.,  Белозерский р-н – стр.76

Измайлов Михаил Андреевич - РСФСР. Вологод. обл. Борисово-Судский р-н,  д. Васютино (Шольский р-н ?). Призван Череповецким ГВК. Красноармеец 733 сп 136 сд.
Погиб в бою 11.02.1940 – стр.104

Крылов Николай Иванович,  красноармеец 3 артполка 18 сд; РСФСР,  Вологод. обл.,  Каменниковский с/с (Белозер. р-н; с/совет  существовал в 1924-1954 г.г.)
Пропал без вести. Особая картотека 17.02.1940 г. – стр.27

Новожилов Василий Михайлович, 1904 г. рожд., Вологод. обл., Шольский район, Ковжинский лесозавод. Красноармеец, 187 лыжный эскадрон 164 СД.
Умер от ран 13.3.1940 г. – стр.73

Плющев Николай Данилович, 1910 г. рожд., Вологод. обл., Белозерский р-н, д. Енино. Призван Белозерским РВК. Красноармеец, 8 лыжбат 75 СД.
Погиб в бою в январе 1940 г. Похоронен в братской могиле № 4 в 1 км севернее оз. Киви-Ярви - стр. 356

Полыгалов Иван Фёдорович - Вологод. обл., Белозерский р-н, д. Старино. Призван Вытегорским РВК. Красноармеец, погиб в бою 23.12.1939 г. 
Вариант:
Полыгалов Иван Фёдорович, 1915 г. рожд., Вологод. обл., Оштинский р-н, д. Мегорская. Призван Оштинский РВК, красноармеец вждб (восстановительный ж.д. батальон)ЛВО.
Погиб в бою 23.12.1939 г. Похоронен в р-не с. Перкярви – стр.401

Поляков Александр Поликарпович; Вологод. обл., Белозерский р-н, д. Борок. Красноармеец 3-го артполка 18 сд.
Пропал без вести 17.02.1940 г. – стр.403

Из воспоминаний участника советско-финляндской войны Панева З.В.:

«Наша 168 дивизия наступала по дороге на г. Сортавала, а соседняя, 18 дивизия, наступала на 7-10 км правее. И тоже по дорогам, так как кругом все было заминировано. В лесных массивах, на деревьях прятались финские солдаты ("кукушки"), которые наносили большой урон личному составу. Минометный огонь не прекращался ни на минуту.

Почти все наши танки вышли из строя. Финские лыжники появлялись как призраки, у наших же солдат не было ни одной пары лыж. К концу декабря наступление застопорилось.
Трагически сложилась судьба личного состава соседней, 18-й сд. Противник остановил ее в лесу, окружил, расчленил и стал уничтожать. Из 18 тысяч бойцов в живых осталось не более одной тысячи.» (Сайт военспец.ру советско-финл. война

Порошин Леонид Александрович; Вологод. область, Белозерский р-н, д. Первомайская. Красноармеец 5-го погранполка войск НКВД.
Погиб в бою 25.02.1940 г. Похоронен в братской могиле в р-не с. Колвасозеро – стр.441

Прозоров Григорий Гаврилович 1914 г. рожд.; Вологод. обл., Белозерский р-н, д. Трофимово. Красноармеец 3-го погранполка войск НКВД.
Пропал без вести 4.1.1940 г. – стр. 475

Пружинин Иван Филиппович 1916 г. рожд.; Вологод. обл., Белозерский р-н. Млад.  лейтенант 219 сп 11 сд.
Погиб в бою 20.1.1940 г. – стр. 498

Пушкин Павел Алексеевич 1905 г. рожд.; Вологод. обл., Белозерский р-н. Призван Белозерским РВК. Красноармеец 8 лыжбат 75 сд.
Погиб в бою в январе 1940 г. Похоронен в братской могиле № 4 в 1 км севернее оз. Киви-Ярви. – стр.517  

75 сд попала в трудное положение, не смогла  остановить наступление  финнов.  К 24 декабря  комбриг Степанов вынужден отвести свои части за реку Айттакоски. Потери дивизии  составили 954 чел.  убитыми, 1529 ранеными и 1619 пропавшими без вести.  К концу декабря 54 и 139 сд отступили на 50 км. С каждым днём их тяжёлое положение усугублялось ещё более из-за плохого снабжения и недостатка теплых вещей.

Романов Александр Павлович 1916 г. рожд.; Вологод. обл., Белозерский р-н. Красноармеец 3-го погранполка войск НКВД.
Погиб в бою 2.1.1940 г. – стр. 580

Рюмин Николай Александрович 1914 г. рожд.; Вологод. обл., г. Белозерск. Красноармеец 18 сд.
Погиб в бою 28.2.1940 г. – стр.642

Катастрофа постигла 18-ю сд и 34-ю танковую бригаду 8-й армии (командующий комдив Иван Хабаров, затем командарм 2-го ранга Григорий Штерн. Оказавшись в окружении, они взывали: «Люди голодают, доедаем последнюю лошадь без хлеба и соли. Началась цинга, больные мрут. Нет патронов и снарядов…» Вырваться смогла только малая часть личного состава!..

Впоследствии эта дивизия снова попадала в окружение. Командира 18 сд Григория Кондрашова, (Г,Ф, Кондратов) которого бойцы, раненого, вынесли из окружения, арестовали прямо в госпитале и затем расстреляли в марте 1940 г. Комиссар 18 сд М. Израецкий, помня о расправах с командованием Красной Армии в 1937-1938 г., не стал ждать подобной участи и застрелился. (Продолжение - в тексте о Субботине Т.Ф.)

Рязанов Илья Алексеевич – Вологод. обл., Белозерский р-н,  д. Рецкое. Красноармеец 5 погранполка войск НКВД.
Погиб в бою в 1940 г. – стр. 651

Сафонов Константин Иванович - РСФСР, Белозерский р‑н, совхоз им. Кирова. Призван Белозерским РВК. Красноармеец 153 сп 80 сд.
Погиб в бою 11.02.1940 г. – стр.15

Сибирцев Алексей Алексеевич, 1911 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н, д. Новое. Красноармеец 118 сп 54 сд.
Погиб в бою 20.12.1939 г. - стр.104 

Полные драматизма события развернулись на ребольском  направлении. Здесь наступала 54 сд Первоначально её части успешно продвигались в сторону насел. пункта Кухмо, однако в результате нескольких контратак противнику удалось расчленить её на отдельные группы и полностью блокировать от основных сил. К тому же финны перерезали единственную дорогу, ведущую от совет-финск.  границы вглубь страны. Так как снабжать дивизию по суше было невозможно, командование организовало снабжение по воздуху, сбрасывая с парашютов или низко летящих самолётов  тюки и ящики. Но так обеспечить дивизию полностью продовольствием, боеприпасами, горючим было невозможно    В декабре-январе дивизия предпринимала неоднократные попытки вырваться из окружения, но все они оказались безуспешными, не помогла и помощь извне. Солдаты геройски держались в окружении до окончания войны.

Силин Сергей Владимирович  (Васильевич) 1907 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Борисово‑Судский р‑н. Призван Белозерским РВК. Красноармеец 317 адн БМ РГК (артдивизион большой мощности резерва главного командования) 7 армии.
Погиб в бою 04.12.1939 г. – стр.126

Сменков Иван Карпович 1915 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н. Красноармеец 3 ап 18 сд.
Пропал без вести. – стр.181

Солонников Николай  Алексеевич; РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н, Новографский с/с. Призван Белозерским РВК.  Красноармеец 134 гап 95 сд.
Погиб в бою 13.03.1940 г. – стр.260

Спажев Александр  Кириллович 1918 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н, д. Колодино. Красноармеец 1 погранполка войск НКВД.
Пропал без вести 16.01.1940 г. – стр.280

Столяров Михаил Иванович 1908 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н, д. Домлино. Красноармеец  323 ап 123 сд.
Умер от ран 26.12.1939 г. – стр.330

Субботин Тимофей Ф. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н, д. Есипово. Отделенный командир  3 ап 18 сд.
Пропал без вести. – стр.349

5—18 февраля. Положение частей, находящихся в Леметти, без перемен: 82-й танк. батальон 2-й ротой обороняет Кяснаселькя, 1-я и 3-я роты в окружении в Уома.
Оперативная группа с остатками 179-го мотострелкового батальона продолжает удерживать полустанок Конпинойя, совершая неоднократные попытки соединиться с частями 18-й сд.  Все попытки отражены противником. Мы несем потери в личном составе и матчасти. Огнем противотанковых орудий противника выведены из строя БА-20 и грузовая автомашина ГАЗ-АА.

Вечером 17 февраля полки 18-й сд получили приказ об отходе на полустанок Конпинойя. Рота 83-го танкового батальона и рота 224-го разведбатальона получили приказание прикрывать отход. Из окружения никто из людей 83-го танкового и 224-го разведбатальонов не прибыл. Погибли все. Танки подбиты или взорваны. Личный состав, находящийся в Питкяранта, ведет оборону города.

19-20 февраля.
Положение частей бригады, находящихся в Леметти, ухудшается. Противник держит под огнем весь район обороны. Оперативная группа с остатками 179-го мотострелкового батальона по приказу командира 168-й с дивизии вливается в сводный стрелковый батальон 18-й сд отходит на новый рубеж...
20-23 февраля.
В течение трех дней противник ведет яростные атаки на южное Леметти, прорвав нашу оборону. К исходу 23 февраля противнику удается занять 5 окопов в нашем районе обороны.
24-28 февраля.
Положение без перемен...В ночь на 29 февраля части, находящиеся в Леметти, с большими потерями выходят из окружения. Из 820 человек, находившихся в южном Леметти, вышло 170 человек.

РГВА. ф. 34980. оп. 11. д. 210. л. 12-16; оп.9, д.1176, л.4; КП Советско-финлянд. война 1939-1940 г., с.49-50



Сысоев (Сысуев) Иван  Дмитриевич 1915 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Шольский р‑н, Паритинский (Паршинский ?) с/с. Призван Шольским РВК. Красноармеец 27 сп 7 сд.           Погиб в бою 19.02.1940 г. – стр.

На Карельском перешейке 14 февраля 1940 г. возобновилось наступление КА по прорыву линии Маннергейма. Части, отражая  контратаки финнов, медленно продвигались вперёд, расширяя пробитую брешь.                                                                                              Умело действовала 7 сд; взаимодействуя с артиллерией и танками, применяя обходные манёвры, за 4 дня боёв уничтожила 10 дотов и дзотов противника.

Терешин Александр Александрович - РСФСР, Вологод. обл., г. Белозерск . Призван Белозерским РВК. Младш. лейтенант.                                                                                    Погиб в бою 08.01.1940 г. – стр.44

Трошин Леонид Алексеевич - РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н. Красноармеец  5 погранполка  войск НКВД.
Погиб в бою 25.02.1940 г. Похоронен в с. Колвасозеро. – стр.135

Ухачёв Василий Арсентьевич 1918 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р‑н, д. Устье. Призван Кировским РВК. Младш. командир  68 сп 70 сд.
Погиб в бою 29.02.1940 г. Похоронен в с. Ниемеля. – стр.30

Федотов Иван Ионович - РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н, д. Илево. Красноармеец,  92 зенпулемрота 54 сд.
Погиб в бою 12.03.1940 г. Похоронен северн. оз. Сауна-ярви – стр.31

Федотов Михаил Петрович 1910 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н, с. Никитское. Призван Белозерским РВК. Младш. командир  7 лыжбат 164 сд.
Погиб в бою – стр.32

Феропонтов Константин Ап. РСФСР, Вологод.  обл., Шольский р-н, д. Миколаевка. Красноармеец 3 ап 18 сд.
Пропал без вести 17.02.1940 г. – стр.

Филиппов Игорь Александрович - РСФСР, Вологод. обл., г. Белозерск. Младш. лейт-т 271 мотостр. полка 17 мсд.
Погиб в бою 16.02.1940 г. – стр.57

Хайцов (Хапцов) Иван Васильевич - 1912 г. рожд.  РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н, д. Бакино. Призван Парголовским РВК. Красноармеец 147 сп 43 сд.
Погиб в бою 06.03.1940 г. Похоронен в г. Тронгсунд – стр.7

Цветков Федор Иванович 1907 г. рожд.  РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н,  д. Евсташево. Красноар-ц 118 сп 54 сд.
Погиб в бою в фев.1940 г. – стр.9

Ципляев Василий Васильевич 1908 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозер. р-н, д. Федотово. Призван Петрозаводским ГВК. Красноармеец 3 ап 18 сд.
Погиб в бою 17.02.1940 г. – стр.17 

18 и 168 сд 8 А , наступавшие на Сортавалу, несмотря на бездорожье, многочисленные заграждения и оборонительные рубежи сумели продвинуться на 40-50 км и овладеть Питкярантой и Леметти, но финны подтянули резервы, хорошо оснащённые лыжами и автоматическим оружием, усилили активность диверсионных и истребительных отрядов, и наши части несли значительные потери. Попытка комдива снова овладеть инициативой, введя в бой 34 лёгкую танковую бригаду ожидаемого результата не дала. В начале января 1940 г.финны обходами с флангов  в приладожских лесах и болотах окружили эти дивизии и танковую бригаду.

Части 8 и 9 армий не только не выполнили поставленных задач,но сами попали в безвыходное положение, а отдельные соединения попали в окружение. Командующие армиями Хабаров и Духанов были отстранены от командования, 8-й армией командовать назначен Г.М.Штерн, 9-й В.И.Чуйков.

Чурилов Алексей Кириллович 1913 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Борисово-Судский р-н, д. Пергумусь. Призван Борисово-Судским РВК. Красноармеец.
Умер от ран в марте 1940 г. – стр.88

Шубин Павел Иванович 1906 г. рожд. РСФСР, Вологод. обл., Белозерский р-н,  д. Красково (Краснова -?). Красноармеец 173 сп  90 сд.
Пропал без вести. 09.12.1939 г. – стр.137

Юдин Иван Васильевич - РСФСР, Вологод. обл., г. Белозерск. Младш. лейт-т 473 гап 164 сд.
Погиб в бою 31.01.1940 г. Похоронен в р-не пст.Нятяоя – стр.3

       

             КАК  ВОЕВАЛ  МОЙ ОТЕЦ.  ВОЙНА 1941-1945 ГОДОВ

Мой отец Кудряев Василий Александрович повторно мобилизован в ряды Красной Армии 18 августа 1941 г.,  рядовой 1-го отдельного батальона 32 осбр (отдельной стрелковой бригады) с момента её формирования до гибели 3.4.1942 г.   

Документ описывает период с 05.03.1942 по 10.04.1942 г.
Отчеты о боевых действиях. Даты создания документа: с 10.04.1942 по 10.04.1942 г.
Архив: ЦАМО, Фонд: 420, Опись: 11057, Дело: 1, Лист начала документа в деле: 18
Авторы документа: 32 осбр

Описание  боевых действий 32 отдельной стрелковой бригады 4 гвард. стрелк. корпуса с 5.3.1942 г. по 10.4.1942 г. составили:
1 этап – начштабриг подполковник Лесниченко,
2 этап – военный комиссар старший политрук майор Диденко и Иванов,
3 этап - старш. лейтенант Коньков

 Вход бригады в прорыв на участке Шала - разъезд Жарок Ленинградского фронта.

   Бригада начала формироваться в Архангельске 21.10.1941 г. и закончила формирование 5.11.1941 г. Из Архангельска выбыла в г. Онега, где предназначалась для ликвидации возможного германского десанта. Не вступив здесь в боевые действия, т.к. десант противника осуществлён не был, бригада пробыла в Онеге до 27.1.1942 г. Занималась здесь сколачиванием бригады для дальнейших действий, имея командиром бригады полковн. Бахтина М.А., военным комиссаром старш. батальонного комиссара Вахитова и начштаба Куимчева.
7.1.1942 г. началась переброска бригады в г. Волхов ж.д. эшелоном, где окончательно сосредоточилась 12.2.1942 г. в составе 4 гвард. стрелкового корпуса, который 28.2.1942 г.  передан в 54 армию Ленфронта, командующий армией И.И.Федюнинский. 
Корпус введён в бой 16 марта 1942 г. Комкор гв. генерал-майор Гаген Николай Александрович, военкомиссар - полковой комиссар Лопатенко, начштаба СК полк. Кудрявцев, комиссар СК батальонный комиссар Хлыстов. До начала марта шла боевая подготовка в г. Волхов. 

54 армия и 2-я ударная армия должны были наступать во встречном направлении, окружить и уничтожить 1-й армейский корпус генерала фон Бота, встретиться и отпраздновать победу в г. Любань /Любаньская наступательная фронтовая операция./

54 армия безуспешно пыталась прорвать оборону противника по рубежу Посадников Остров – Погостье.                                                   

«Бои за станцию Погостье продолжались несколько месяцев,- вспоминает бывший солдат 311 пехотной дивизии Н.Н.Никулин.- Утром дивизии шли на штурм железнодорожной линии, сильно укреплённой немцами, и падали, сражённые пулемётными очередями.  Вечером подходило пополнение. Наутро они снова шли в атаку и вновь падали, скошенные немецкими пулемётами. Так продолжалось день за днём.

Сильные снегопады покрывали поле сражения.Когда весною снег стаял, обнаружились штабеля убитых.У самой земли лежали солдаты в летнем обмундировании, в гимнастёрках и ботинках.

 На них громоздились морские пехотинцы в бушлатах и широких чёрных брюках-клёшах.

Выше – сибиряки в полушубках и валенках, шедшие в атаку в январе-феврале 1942 г.

Ещё выше – «политбойцы» в ватниках и тряпичных шапках, выданных в блокадном Ленинграде.  

На них – тела в шинелях и маскхалатах, с касками на головах и без них. Здесь смешались погибшие многих дивизий…

Много убитых я видел до этого и потом, но зрелище Погостья весной 1942 г. было единственным в своём роде! Как символ жестокой борьбы возвышался над заснеженным полем моряк из морской пехоты, сражённый в момент броска атаки. Он так и замёрз в напряжённой позе. Медные пуговицы на чёрном бушлате сверкали в лучах солнца.

Был тут и пехотинец, который, уже раненным, стал перевязывать ногу и застыл, сражённый новой пулей. Бинт в его руках всю зиму трепетал на ветру…

Погостье всё же взяли. Сперва станцию, потом деревню, вернее, места, где всё это когда-то было. Пришла дивизия вятских мужичков, низкорослых, кривоногих, жилистых, скуластых. «Эх, мать твою! Была не была!» - полезли они на немецкие дзоты, выкурили фрицев, все повзрывали и продвинулись метров на 500. Как раз это и было нужно. По их телам в прорыв бросили стрелковый корпус, и армия двинулась вперёд. И вновь на пути её встали немецкие подкрепления. А Ставка гнала всё новые дивизии в заранее обречённые на неудачу атаки. Выполнялась директива Великого Вождя Всех Народов и Мудрого Полководца, предписывавшая нанести поражение Германии в 1942 г.»…    

/ «Труднее всего мне было под Погостьем зимой 1942 г., - признался через 20 лет генерал Федюнинский. -  4 месяца изнурительных, кровопролитных , а главное, малоуспешных боёв в лесистом и болотистом крае между Мгой и Тихвином навсегда оставили у меня тяжёлые воспоминания.»

В марте 1942 г. 54 А понесла наибольшие потери – 43 тысячи бойцов, - не выполнив поставленной задачи, но отбив у противника 400 кв. километров болотистого леса и две деревни – Зенино и Кондую. Фронт оказавшейся в «мешке» армии пролёг по рубежу: ручей Дубок сев.-западн. Погостья –деревни Веняголово-Макарьевская пустынь-Смердыня-Кородыня-Липовик-Дубовик и далее по железной дороге. Взять эти деревни не удалось, несмотря на многочисленные попытки…

Ни камня, ни креста,
Ни дикого куста,
Ни знака, ни следа…
Душе понять непросто,
Что здесь не пустота,
Что здесь не тишина,
А немота огромного погоста.
В любом из здешних мест,
Куда ни обернёшься,
Поставь свечу и крест,
И ты не ошибёшься… Ю.Ким

Федюнинский до самого смещения с должности, сменяя обескровленные дивизии и выбитые танковые части, гнал и гнал свои войска через раскисшие болота – на Любань. Об этих боях генерал не оставил «тяжёлых воспоминаний», наверное, потому, что совершенно ничего не смог добиться, командуя самой мощной группировкой, состоявшей из 10 дивизий, пяти стрелковых бригад (в том числе 32-й), четырёх танковых бригад, отдельного лыжного, пяти артиллерийских и одного гвардейского миномётного полка, отдельных танковых, лыжных, аэросанных батальонов. – В.Бешанов, «Ленинградская бойня», с.242-252; Москва, издат-во «Яуза», 2020 г./

5 марта 1942 г. бригада получила задачу сосредоточиться в лесу в 6 км севернее д. Оломна, куда пришла маршем из г. Волхов 6-7 марта...
10.3.1942 г. бригада получила задачу перейти в район Мга 4 км юго-западнее Бараки, куда и сосредоточилась 12.3.1942 г. При расположении здесь в 14.3.1942г. в 15-00 бригада подверглась артобстрелу - убито 17 чел., ранено 44, убито 12 лошадей, ранено 6, выведено из строя 5 машин...
15.3.1942 г. бригада совершает ночной марш и переходит в район леса в 2-х км севернее разъезда Жарок (болото Соколий мох). Бригаде поставлена задача наступать во 2-м эшелоне за 3-й гв. СД (стрелковой дивизией) и выйти в район леса 3 км от разъезда Жарок.
О противнике к этому времени было известно:
1. У железной дороги на северо-западном углу леса имеется ДЗОТ противника, неперестанно обстреливающий полотно ж.д. в направлении раз-да Жарок.
2. Неустановленной силы противник группируется в р-не Бараки...
На остальных участках противник продолжал оказывать упорное сопротивление и подбрасывает подкрепления с других участков Ленфронта.

Выполняя эту задачу, бригада в соответствии с приказом № 04 от 15.4.1942 заняла исходное положение для наступления в лесу севернее р-да Жарок.
До вечера 16.3.1942 г. бригада ожидала продвижения частей 3-й гв. СД, и ночью начала передвижение через ж.д. полотно правее (западнее) Жарок. Если не считать автоматно-пулемётного огня противника с направления 0425  (ДЗОТ), другого сопротивления бригада не встречала.

Переход ж.д. совершался в 3-х местах. Благодаря сплошной темноте при строгой светомаскировке имели место частые случаи разрыва отдельных колонн. Поэтому зачастую войска переходили ж.д. мел кими группами и иногда отрывались от главных своих сил. Уже на первых порах стали сказываться трудности ориентироваться в лесу и тем более ночью.

К утру 16 марта бригада вышла в р-н леса западнее Бараки и продвинулась дальше. После небольшого отдыха заночевала в лесу, не имея столкновения с противником. На этом ночлеге произошла смена командования бригады. Вахтин  и Вахитов отозваны в Ленфронт, комбригом назначен майор Кетиладзе Сергей Поликарпович и военным комиссаром старш. батальонный комиссар Пожитков. К этому времени установлено отсутствие противника в р-не Друживо (4 км севернее Дубовик), где заночевал 2-й батальон.

Этот переход через ж.д. удалось совершить только пехоте, а 2-й и 1-й артдивизионы, миномётный дивизион, авторота, т.е. то, что на колёсах, из-за отсутствия дорог не могли следовать за бригадой и, получив в прикрытие 3-ю роту 1-го батальона и часть противотанковых ружей, продвигались отдельной колонной, имея позади себя обозы, в направлении д. Шала и далее на путь бригады. Этот момент явился началом отрыва бригады от своей артиллерии и обозов. Все последующие её действия происходили без поддержки артиллерии, и это не могло не сказаться на результатах действий.

ке

 Боевой путь 32-й стрелковой бригады

 

Главными трудностями в этот период и в последующие марши до выхода к д. Кородыня были трудности снабжения и передвижения абсолютно без дорог и по снежной целине свыше 1 м глубиной по лесу почти таёжного характера.

17.3.1942 г. бригада продолжила движение без артиллерии и обозов, не встречая сопротивления противника. На других участках фронта противник продолжал оказывать упорное сопротивление продвижению наших частей, контратакуя их мелкими группами пехоты при одиночных танках и бронемашинах.
В соответствии с приказом СК № 03 от 17.3.1942 г. в 5.00 корпус имел задачей ускоренными темпами развивать наступление  в общем направлении на Зенино, не давая противнику задержаться на промежуточных рубежах. 32 бригада получила задачу выйти в тыл противника с целью овладеть Зенино, Кородыня, Смердыня, перехватывая пути подхода резервов противника.
С 18 по 23 марта бригада, используя лыжи, пробралась без дорог по гущам леса, по замёрзшим болотам в общем направлении отметки 44.8 (9921) и далее вдоль лесной границы на юг. 

   Некоторые небесспорные мысли сугубо гражданского человека:    Зачем бригада с 16 марта по 23 марта в течение 9 дней, растеряв часть своего состава, в т.ч. обоз, артиллерию и миномёты, совершает изнурительные марши то в северном направлении, то в южном по глухим лесам, болотам, по глубокому снегу и не встречает сопротивления противника. Ищет его? Куда делся противник, якобы группировавшийся в районе Бараки? Да и был ли он там?...

15 марта бригада пришла в район прорыва, 16-го ночью уже переходят ж.д., оставив позади обоз и артиллерию. Какой прорыв, если нет противника? О противнике почти ничего не знают, разведки не было, местности не знают, даже не знают, что нет дорог, но имеют в составе артиллерию и автороту, (как их двигать по лесам по глубокому снегу?),  почему-то единственный немецкий дзот артиллерией или авиацией не подавлен. Ориентироваться в лесу солдаты не умеют, тем более ночью.

Это безумие – менять командира бригады в первый день начала операции!

Но немцы не дураки, они не держат сплошной фронт по всей длине, они не лезут в леса и болота, не захватывают каждую деревнюшку почти разрушенную и с малым числом жителей и не держат там гарнизонов или держат символический. Они двигаются по дорогам и захватывают важные в военном отношении населённые пункты.

Какой смысл мотать бригаду по лесам и глубоким снегам, да ещё без продуктов, оставляя (фактически бросая) тяжелораненых в этих мелких деревнях без медицинской помощи почти на верную смерть?

Похоже, из бездарно проведённой советско-финляндской войны командование Красной Армии не извлекло никаких уроков и за 9 месяцев войны с Германией ничему не научилось.

За первые 9 дней операции, не вступив даже в контакт с противником, бригада понесла потери, лишилась артиллерии, миномётов, автомашин, обоза (боеприпасы, продукты, запасные лыжи, ремонтная бригада), не имея связи с командованием, умученная тяжёлыми переходами, отчасти деморализованная, бригада едва ли сохранила боеспособность…

Мундиры-иконостасы советских полководцев в броне из десятков орденов напоминают мне мемориальные кладбища солдат, своими жизнями оплатившими эти знаки отличия от других.

В том числе от таких фронтовиков, как мой отец, которые погибли за Отчизну, не успев получить даже медальки. Которых государство использовало «как пушечное мясо»…

Второй этап

Действия бригады на рубеже Зенино, Малиновка и овладение деревнями Дидвино, Милаевка, Кородыня и оборона последних.

  Пунктом 7 приказа по СК № 03 от 18.3.1942 г. бригаде было приказано к 18-00 18 марта выйти в р-н Малиновка, перехватить дорогу Дубовик-Зенино в р-не отметки 41.3 и в р-не Сар и дорогу через болото, не допуская отхода противника на юго-запад. Выполняя этот приказ бригада в 14.00 2-ым батальоном заняла д. Малиновка, остальные части бригады сосредоточились в лесах 1,5-2 км северо-восточнее Зенино, подготовились к атаке Зенино. 3-й батальон сосредоточился в 300 м северо-восточнее Зенино. Миномёты заняли огневые позиции и были готовы к открытию огня.
Однако в 14.30 - новый приказ командира корпуса: изменить направление и в течение 19 марта овладеть д. Кородыня и быть готовыми оказать содействие 3 гв. СД ударом обороняющего Зенино противника с тыла. Организовав 2-м батальоном оборону дороги Зенино-Дубовик в р-не перекрёстка и отметки 37,6 в 2 км восточнее Зенино в направлении Кородыня. Бригада действовала на лыжах, подход к д. Кородыня совершён вне дорог по глубокому снегу (до 0,75 м), густыми лесами.
К утру 21 марта два батальона сосредоточились в лесах в 0,5 км восточнее Кородыня, Милаевка, Дидвино (все эти деревни на протяжении 2,5 км по фронту). До подхода к деревням командиры организовали разведку, которая установила наличие противника и расположение огневых точек. 1-й батальон подошёл вплотную к д. Кородыня, 3-й б-он к д. Милаевка и Дидвино. Минометные подразделения получили задачу на внезапное открытие огня по окопам и огневым точкам противника, хорошо наблюдаемым с нашей стороны.  Противник, находясь на значительном расстоянии от фронта, чувствовал себя в безопасности и никак не ожидал появления наших войск со стороны непроходимых лесов...

  По условному сигналу наши миномёты открыли беглый огонь. Прозвучало громкое "Ура!"... Фашисты начали бежать, бросая оружие, снаряжение, обмундирование, лошадей, повозки и т.д. На столах в избах наши бойцы заставали недоеденное кушанье, раскрытую банку консервов и пр. Фашисты успели поджечь лишь небольшой вещевой склад в Милаевке, который сгорел дотла. Остальные дома деревни не пострадали.

Атака деревень Кородыня, Милаевка, Дидвино была выгодной и организованной, смелой и решительной. Наши командиры и бойцы на быстром ходу ворвались в эти деревни и без потерь овладели ими. 1-й бат-н овладел Кородыней и начал преследование бежавшего противника в направлении Леды, 3-й бат-н овладел Милаевкой, Дидвино и преследовал противника в направлении Доброе.

Отогнав на значительное расстояние противника, батальоны получили приказ на оборону. 3-й бат-н занял р-н (Рамцы) Роща северо-восточнее Егорьевка-Кородыня, фронтом на С и З, имея передний край по восточному берегу р. Тигода. 1-й бат-н без 3-й роты организовал круговую оборону д. Кородыня. Школа младшего начальствующего состава (МНС), разведрота, санрота и 2-я рота 3-го б-на были объединены в одну группу под командованием нач. 2-й части штабрига майора Иванова при политруке Якимовском заняли оборону Милаевка-Дидвино, имея передний край по восточному берегу р. Тигода. Штаб бригады разместился на юго-восточной окраине д. Кородыня.

В ночь на 22 марта противник, собрав силы, подтянув бронемашины и пехоту предпринял ряд атак на Кородыню, Милаевку, Дидвино. Все атаки были отбиты организованным огнём наших пулемётов и автоматов с большими потерями для противника. Наши бойцы оборонялись стойко и мужественно, готовы были умереть, но не отдать противнику завоёванное...

Из Лупано на Дубовик.

Во что бы то ни стало вернуть обратно утраченные деревни  - таково по всем данным было решение фашистского командования. На протяжении 12 дней немцы ежедневно предпринимали по несколько ожесточённых атак на нашу оборону. Все атаки отбивались организованным огнём наших станковых пулемётов и стойкостью наших бойцов. Противник начал подбрасывать свежие войска и наше положение ухудшалось. Сильно стал сказываться недостаток сил и особенно отсутствие артиллерии.

Командование бригады решило снять 2-й бат-н из р-на дороги Зенино-Дубовик и перевести в р-н обороны Кородыня-Милаевка-Дидвино. Но это обстановку не улучшило. Противник превосходящими силами захватил дорогу Зенино-Дубовик и отрезал наши тылы. Создалось критическое положение для бригады: в тылу дорога Зенино-Дубовик в руках противника; на фронте Кородыня-Дидвино не прекращались наступательные попытки превосходных сил противника; на левом фланге мы уже не в состоянии действовать с прежней активностью по автомобильной дороге Лупано-Липовик, а враг в любую минуту мог ударить по нашему флангу и тылу. Бригада оказалась отрезанной от главных сил корпуса.

В течение 6 дней не могли доставить продовольствие, огнеприпасы, медикаменты. Прервалась связь с командованием корпуса, из-за отсутствия питания не работали рации. Нельзя было эвакуировать многочисленных раненых, их вынуждены были собрать в избах д. Милаевки, где они и получали возможное при отсутствии врачей лечение.

Кто мог оказать медпомощь?  Престарелые бабки-знахарки? - К.В.

Легко было в этих условиях поддаться трудности и спасовать перед обстановкой.

Возникла мысль пробиваться на соединение к своим, отказавшись от завоёванного, однако тут и проявилась большевистская стойкость Кетиладзе:  "Обороняться и ни шагу назад",- таково было его решение. Это решение влило новые силы в защитников Кородыни-Дидвино. (Кетиладзе С.П., 32 лет, умер от ран 1.4.1942 г. Присвоено звание Героя Советского Союза). Ничто не могло сломить стойкости советских патриотов. Немало героических страниц вписано в историю бригады.
(Автор приводит примеры героизма: 2-я рота 3-го бат-на лейт. Горшенина, защищавшие Дидвино - осталось в живых 43 чел.; разведчики во главе с комиссаром Куделькиным; гибель коммуниста Кокорина; действия Силантьева, Конькова)
Положение бригады улучшилось после того, как подошедшие с тыла наши войска, в т.ч. 198 СД ликвидировали противника на Зенинском шоссе. Стало возможным подтянуть тылы и организовать питание личного состава.

Стремясь вернуть утерянные позиции, противник в ночь на 1.4.1942 г. силами 2-х батальонов 100-го горно-егерского лыжного полка нанёс нам удар с тыла... Это были лучшие фашистские части, переброшенные в Германию с о. Крит. Первый удар был нанесён по командному пункту бригады, находившемуся в лесу на границе В и Г. Но противник был своевременно обнаружен нашей разведкой. Ночью мы перестроили оборону. Школа МНС, рота автоматчиков, санрота, разведчики и снятая с фронта 1-я рота 1-го б-на заняли оборону КП фронтом на Запад.
Когда противник стал приближаться к нашей обороне, станковые пулемёты обрушились своим огнём на врага. Немцы стали в замешательстве уходить на юго-запад в лес, группами блуждали по лесу, наталкивались на наши части и уничтожались. Две группы врага 1 апреля просочились в стыки нашей обороны и дважды атаковали штаб бригады. Обе группы командным составом управления бригады были уничтожены. Захвачены трофеи: 2 пулемёта, 1 ПТР, 10 винтовок, 10 ранцев, много документов.

С 1-го на 2-е апреля группа противника до 200 чел. скрылась в лесу и, не замечая наших частей, расположилась на ночлег. Построили шалаши, разложили костры. Всё это делалось на глазах наших миномётчиков и школы МНС. Когда противник успокоился в уверенности, что его никто не замечает, они открыли сильный огонь прямой наводкой. Группа была полностью уничтожена.

В течение 1-3 апреля оба батальона противника были разбиты, уничтожено до 500 солдат и офицеров. Остатки разбежались по лесу и в дальнейшем нашли здесь себе могилу. Было захвачено пленных 3 человека.

  В течение 1-3 апреля 1942 г. враг сумел обойти д. Дидвино и окружить 3-ю роту 2-го бат-на. (Ранее указывалось, что Дидвино обороняла 2-я рота 3-го б-на) Рота до 14 апреля без продуктов и боеприпасов обороняла каждую пядь советской земли, не сдавая немцам ни одного дома. Была освобождена из окружения по приказу комкора 4 гв. СК 14.4.1942г. и прибыла в часть в составе 15 человек младшего и среднего начальствующего состава и 28 чел. рядовых, всего 43 чел. Вооружение: пулемётов станковых - 2, ручных - 5, ПТР - 4, автоматов - 6, винтовок - 11, револьверов - 11. Захваченные в результате боёв большие трофеи, оставленные в связи с переброской бригады на более ответственный участок, сгорели при пожаре д. Кородыня.
В общем, остервенелости к наступательному порыву врага было противопоставлено упорство и героизм личного состава бригады. В результате все попытки врага были отбиты, д. Кородыня, Милаевка, Дидвино остались в наших руках - вплоть до снятия 32 осбр с этого участка фронта и переброски её в р-н северо-восточнее д. Смердыня.

В ы в о д ы
1. Успешные и выездные действия бригады стали возможными только благодаря постановке её на лыжи. Лыжи в зимних условиях оказались незаменимым средством при действиях лесисто-болотистой и бездорожной местности, где снежный покров превышает 0,6 м.
2. Замысел командования пробраться в тыл врага по бездорожью и внезапно напасть на него был осуществлён. Элементы внезапности ещё раз себя оправдали.Бригада без жертв овладела тремя населёнными пунктами.
3. Действия зимой на лыжах проводились с отрывом от своих баз на несколько дней. Это также себя оправдало.
4.Действительность подтвердила уязвимость тылов и коммуникаций противника при применении действий подобного рода. Оказалось, что фашисты очень чувствительны к ударам с фланга и тыла.

Уж очень простенькие выводы, это и ежу понятно, что зимой надо на лыжах, что забота о флангах очень важна, как и желаемая надёжность соседей слева и справа; если бригада без потерь заняла 3  деревни, то значит, и боя не было, и возникает вопрос – а сколько же в деревне было немцев и были ли они?

   И немцы в рассказах выглядят какими-то трусами, неумехами, мальчиками в коротких штанишках, которые заслышав первые выстрелы и могучее ура русских богатырей, разбегаются из деревни как зайцы, не выкушав даже открытую банку консервов. Сомневаюсь, что количество уничтоженных немцев соответствует действительности. Что-то о своих потерях командиры ничего не сообщают конкретного.

Разумно ли на исходе зимы,  когда снег ещё не сошёл, но днём подтаивает, а ночью морозит, передвигаться очень тяжело; безлиственный лес прозрачен и не служит укрытием, и немецкому самолету-разведчику каждый солдат на белом снегу виден как на ладони, и обеспечить скрытность передвижения довольно крупного воинского подразделения невозможно (по штатам 1941 г. бригада насчитывала от 3-х до 6 тысяч человек, но численность 32 бригады, думаю, была существенно меньше из-за потерь в начале операции), забрасывать бригаду в тыл противника, не обеспечив ей ни артиллерийскую, ни авиационную поддержку, без снабжения продовольствием и боеприпасами?.

Да и на этом участке фронта шла позиционная война: то русские нанесут удар по немцам и отодвинут их на 2-3 км на запад, то немцы, собравшись с силами нанесут контрудар и отбросят русских на старые позиции; крупной наступательной операции командованием не планировалось. Ну захватили 3 деревнюшки, ну отвлекли на себя 2 батальона врага и понесли большие потери. Велик ли эффект?

Мне кажется, описанию не хватает честности, правдивости, критического анализа событий, а заметно желание авторов представить начальству всё в наилучшем виде: и мудрость замысла командования и очень правильное его исполнение. А по сути бездарное. А солдатики досыта нахлебались… И бессмысленно гибли, в том числе и мой отец...

4-5 апреля 1942 г. 32 сбр передислоцирована в р-н д. Смердыня; 8 апреля, взаимодействуя с 137 сбр и 3-й гв. СД, участвовала в наступлении по овладению дорогой Макарьевская пустынь-Смердыня и в направлении Вериговщина - Рамцы, по словам начштаба бригады, «имея большой состав значительно сократившийся в результате боёв.

Подверглась налёту 12-14 бомбардировщиков Юнкерс-87 на командный пункт бригады, которые были встречены залпами наших зениток и смелыми атаками наших отважных лётчиков-сталинских соколов (виноват, это я ошибочно написал – К.В.) организованным ружейным и пулемётным огнём, в результате 1 самолёт сбит лично командиром пульроты лейтенантом Колеватовым» (к сожалению начштабриг в описании подвига не сообщает, из какого оружия сбит бомбардировщик: из пулемёта, винтовки или пистолета). Наступление вскоре захлебнулось, и 11 апреля 1942 г. 32 осбр и весь 4 гв. СК "перешёл к активной обороне».  

В конце сентября 1942 г.32 осбр оказалась в окружении в «котле» у Синявино и Мги (к началу Синявинской операции в бригаде 1256 человек при 7 орудиях), выходила на восток с боями, понеся большие потери. Вышло 748 человек, по другим данным, вместе с тылами 688 чел., а боевых частей лишь 247 чел.
Отправлена на переформирование. С февраля 1943 г. снова участвует в боях.
10.10.1943 г. расформирована.
Не очень счастливая судьба…   

Вооружение отдельной стрелковой бригады на 3.10.1942 г.дробь 25/2 и др. означает: исправные/неисправные

  положено иметь имеется в части     на складе    
винтовки образца 1891 и 1930 г.
     753        99    336/12
самозарядные      1196        -     25/2
снайперские        76        2       -/2
карабины      1176       101     35/2
автоматы ППШ и ППД       709       183     84/56
ручные пулемёты       109         -     17/2
станковые пулемёты        60         -      4/4
крупнокалиберные пулемёты           3         -        -
противотанковые ружья       138         3     30/5
миномёты         81         -     63/9
пушки         32         7       1/1

ЦАМО, ф.204, оп.89, д.753, л.14

**************************************************

Обеспеченность имуществом связи 32 осбр на 3.10.1942 г.

  положено иметь      имеется            недостаёт     
радиостанции          20        4       16
телефонные аппараты         172       24      148
катушки телефонные         254       14      240
кабель телефонный         194 км       31км      163 км
двуколки телефонные (повозки)           22         -  

и. о. нач. связи    капитан Фёдоров
источник тот же, л.18

Кстати, за годы войны США предоставили СССР по ленд-лизу на условии: что будет потрачено в годы войны - не оплачивается:
35800 радиостанций,
9351 радиостанцию для самолетов-истребителей,
2000000 км телефонного кабеля,
2500000 телефонов,
200 телефонных станций
(а также 22150 самолётов, 135000 пулемётов, 12700 танков, 472000000 снарядов, 375833 грузовика высокой проходимости, 4,5 миллиона тонн продовольствия и много другого военного имущества.
Без поддержки США и других союзников СССР вряд ли смог бы одолеть германскую военную машину.
Но много ли раз вы слышали слова благодарности союзникам за поддержку в войне?
 ************************************************

Обеспеченность медицинским имуществом
... бинты противогангренные, вата, марля на 7.10.1942 г. отсутствуют...
Источник тот же, л.24                                                                                                       

Вступление

Вступление

Детство


эхо фото 1

Крайний слева - отчий дом

К дому примыкал обширный двор, в нижней части содержалась скотина, а в верхней хранилось заготовленное на зиму сено, веточный корм и различный домашний скарб. К двору примыкали 2 хлева, более низкие и тёплые помещения, где стояли овцы, телёнок, куры, а в сильные морозы и корова.   
Рядом с большим домом стоял дом поменьше - зимовка. в нём жили зимой, его легче натопить.

эхо фото 2

Мой отец

Отец до войны на различных работах, а мать всю жизнь работали в колхозе; мать в основном на скотном дворе, дояркой.   
Деда и бабки не помню совершенно. Но точно, что «дед мой сеял рожь, пшеницу, обрабатывал надел. Он не ездил за границу, «связей» также не имел. Пить – пивал, порой без шапки приходил, в ночи шумел. Но, помимо как от бабки, он взысканий не имел. Не представлен был к награде, не был дед передовой и, замечу правды ради, не работал над собой…»

Первые очень смутные воспоминания об отце – возвращение его с финской (точнее бы называть её советско-финляндской) войны. Мне не было ещё 4-х лет. Я лежал на полатях около двери, наверху, откуда всё видно. Огромная радость в доме. Полная изба людей. Приходили деревенские мужики, женщины спроведовать вернувшегося с войны хозяина. Вошёл какой-то мужик с людьми, его бросились обнимать, плакали, никто не обращал на меня внимания. Наконец, меня извлекли с полатей. Отец взял меня на руки, подкинет кверху и поимает, подкинет и поимает, кыкышкал, на ноге качал, а я збызывал, как будто меня кыткают, а мне все говорили: «Это твой папа, твой папа!»…      

 Отец привёз гостинец - увесистый пиличок конфет-подушечек. То ли их мне дали слишком много, то ли я сам под шумок такого радостного события, оставленный без присмотра, до них добрался, говорили, что облакомился, стало мне плохо, маялся животом, к вечеру посинел, орал благим матом.

«Наверное, грыжа», - говорили одни бабки… -"Нет, наверное, родимчик", - шептались другие. Побежали за главной лечухой в деревне – шёптаницей тёткой Женей Веселовой. Она «заговаривала». Обкусала и отшептала вечером мой пупок, а потом ещё и утром повторила процедуру. Видно, полегчало, откачали…                                                                                                                                                    

эхо фото 4 

Гармонист - первый парень на селе

В деревне часто звучала гармонь отца – на всех праздниках, днях рождения, гуляньях.  Он был единственный в деревне гармонист. А гармонист на деревне – первый парень. «Гармонист, гармонист, сердце беспокоится. Гармонист, гармонист, давайте познакомимся.»

18 августа 1941 г. отца снова призвали в Красную Армию, и больше мы его не видели. Он погиб в боях под Ленинградом 3 апреля 1942 г. Так гласит копия похоронной, выданная Белозерским райвоенкоматом. Конкретной информации об отце: где именно погиб, в каких частях служил, где похоронен - официальный документ не содержит. Документ больше походит на формальную отписку…

Подлое государство, забрав жизнь отца, не может или не знает и не желает знать и назвать, где же он захоронен и захоронен ли вообще. Или, как десятки тысяч, а может быть и сотни тысяч бойцов, убитых или тяжело раненных, остались в снегах, лесах, болотах непогребёнными на съедение зверям…

SWScan0000700003 

Бабушка Нина с внучкой Ниной 

Мать одна поднимала нас с сестрой Тоней (родилась в 1940 г.) В деревне нищета, постоянная голодуха. Выращенный колхозниками хлеб (наша деревня одна составляла колхоз под названием "Идея") почти весь выгребали государству и в счёт натуроплаты МТС за работу тракторов и молотилок. Денег в колхозе практически не выдавали, писали трудодни. Всегда хотелось есть, спасу нет, ходишь и смотришь, нет ли где чего съедобного.

   Спасала корова. Без коровы в войну и после войны – гибель. Летом наиграешься на улице, промнёшься, прибежишь домой – что бы поесть?  На столе кринка молока, хорошо если есть кусочек хлеба с лебедой и толчёной картошкой, а то выпьешь молоко голью, напузенишься – и спать. Особенно голодно было в конце зимы: обесхлебели, какие были запасы харчей – съедены, овощи и картошка, кроме семенной, кончились. В колхозе тоже нет хлеба и авансом не дают, мясо-солонина убитого телёнка или овец тоже кончилось, частью сдано в мясоналог. Тпрука запущена, молока нет. Слабеешь, лежишь дома на лавке, и на улицу неохота, нет желания бегать и играть, встречаться с друзьями - такая нехоть. Хорошо если мать раздобудет пару картофелин или кусок свёклы, или обрата дадут на ферме – немного веселее. Лежишь и думаешь, мечтаешь: только бы дожить бы до весны бы; весна – спасенье. Весной сами начинали добывать себе кое-какое пропитание.

Только растает снег, обшастаем все увлажнённые луговины, где растёт кислятка. Тут уж не хамкай, опоздаешь – объедят другие ещё мелкими листочками. Взрослые гоняли нас иногда, щували: «Вы что по лугам ходите, это же покосы, траву топчете, не даёте ей расти !» Побаивались. Но суп из кислятки - это же облизное блюдо, надонышки выскребешь! И пирожки с кисляткой – это же объеденье!
Выходим на поля, где растут хвощи (их называли опестыши, пестики ), их поедаем (с малых лет знаем все окрестности, знаем, где что съедобное растёт). А потом на картофельное поле, где показались из земли картофелины, в основном мелкие, не собранные осенью по недосмотру колхозниками. Собираем эти полусгнившие, перемороженные картофелины, пока под весенним солнцем они не сгнили совсем – мать из них испечёт замечательные лепёшки. А суп из молодой крапивы с порошинками мяса или порожние щи из зелёных листьев капусты, забелённые молоком -  эх вы, нынешние, не знаете, как это вкусно!

   А там, глядишь, и клевер красный расцвел, айда собирать кумушки, их головки сушат и пекут из них чёрные, сухие, застревающие в горле лепёшки.
А на колхозную ферму привезли на корм коровам дуранду – прессованный жмых после выработки подсолнечного масла, кое-что перепало и колхозникам. Вкусная вещь! Жить стало веселее, солнышко припекает, листочки на деревьях, скворушки поют, так и хочется подпевать вечнорадостному радио:
"Вся страна ликует и смеётся, и весельем все озарены,
потому что весело живётся детям замечательной страны.
О детстве счастливом весёлая песня звени!
Спасибо Великому Сталину за наши чудесные дни!"

ЭХО фото 6 

Прощание с коровой перед отправкой её на убой

Да и тпрука к весне, слава тебе, господи! благополучно разрешилась телёночком. В дом его скорее, в дом тпреньку, да в загородку за печку, где потеплее… Когда зимовка совсем развалилась, а поправить некому, жили и зимой в летнем доме, где источник тепла – только большая русская печь. Спали на полу, кто-то на соломенном матрасе, остальные на подстеленных пальтушках. К утру дом выстывал, околёш, ерошки по телу. Проснёшься от холода и быстрей на печку. Лежишь, ослабевший, на печке, скливит от голода, слюна накапливается во рту; ловишь ползающих по стене таракашков, обрываешь им усы и наблюдаешь, как внизу телёночек пытается встать на свои слабенькие дрожащие ножки…

Ждёшь, когда мать обрядится на скотном, придёт и что-нибудь из чего-нибудь сготовит…

    Но содержать коровушку-кормилицу было нелегко. Главное заботное дело - как накосить на зиму сена. Лугов вокруг деревни немало, да для колхозных коров сено заготовляли в Сковородино, а там покосов немерено, большие площади росчищей; если надо, косили и на Дикове (эта деревня рано умерла). Но до выполнения плана заготовки кормов для колхозного стада колхозникам запрещалось где-либо что-либо косить «по-себе», даже обкашивать обочины дорог, кустарник, лывины, межи, кучи камней, лесные прогалины. Не остерёгся, накосил наперёд разрешения – свои же односельчане могут и «настучать».

За нарушение запрета нещадно штрафовали, а обнаруженное накошенное сено отвозили на колхозную ферму. Штрафовали не в рублях (где их колхозник возьмёт?), а списыванием заработанных трудодней. Такое право было у председателя и правления колхоза. А если трудодней заробишь мало, то в конце года, при окончательном расчете мало что и получишь.

эхо фото 7 

Заготовка сена на зиму 

Пытались это делать тайно, воровски, по ночам. Носили домой накошенную сырую или слегка подсушенную траву ношами на верёвках. Порой выбиваясь из последних сил, спотыкаясь в темноте о камни и кочки, оступаясь и падая, особенно старые и больные. С бьющимся гулко в рёбра сердцем, мешающим услышать, не идёт ли кто поблизости, не увидел ли кто…

Бывало, сталкивались 2 «вора» с ношами в ночи, пугались, шарахались друг от друга: не председатель ли, не бригадир ли, не уполномоченный ли из района (тут уж всё – попался), но потом успокаивались: он такой же вор, как я, не продаст – перекинувшись парой слов шёпотом:
- «Это ты, Васюха?»
- «Нина что ли?» - и, ругнув собачью жизнь, сторожко двигались каждый к своему двору.
Мать рассказывала, как она, передовая доярка с безупречной репутацией, была однажды напугана, выходя с поля с ношей подсохшей травы и переходя дорогу тёмной ночью столкнулась с всадником на лошади, думала, что это уполномоченный из района, страшно перепугалась, присела, замерла, ноша выпала из рук, но это возвращался с совещания в р-не председатель колхоза, Юрик. Юрий Прилежаев из д. Чуриново. Сделали вид, что не заметили друг друга…

   Женщины, выходя в поле жать серпами рожь или пшеницу, дёргать лён, старались занять полоску, где больше сорной травы. Радовались, если на её загоне встречался большой камень, или кучи камней, около которых не вспахано и не посеяно. Крадучись, в сумерках можно эти места обкосить, а ночью унести траву домой…
Помню, с матерью и отчимом дядей Сашей ходили несколько раз вечерами на «шейкинскую», почти к самой деревне Токарёво, чтоб в лесу возле болота «Мошки», подальше от чужих глаз, накосить небольшой стожок сена…

  Колхозник, едучи с поля после работы домой, старается где-либо прихватить охапку травы или сена, бросить на телегу «чтоб мягче сидеть», «чтоб не запачкаться». Дома распряжёт лошадь, её на конюшню, а сено или траву себе во двор. А если едет на конной косилке, то не только на своё железное сиденье с дырочками положит охапку травы, но бросит и на косилку, чтоб выгрузить  у своего дома. Каждый исхитрялся, как мог и умел, ведь без коровы пропадешь, особенно если в семье дети…

   Власть считала, что сена на свою корову колхозник может заработать и в колхозе, хорошо потрудившись на сенокосе. Но в колхозе косили «под 10%», т.е. 90% накошенного, высушенного сена идёт в колхоз, 10 % - колхознику. Вот и попробуй одинокая мать, имея на руках 2-х малолетних детей, которых не с кем оставить (ни в нашей, ни в 2-х соседних деревнях детсадиков или детских площадок никогда не было), накосить на свою корову. Положим, корове надо на зиму 1,5 тонны сена (есть ещё и овца, появится и телёнок); значит ей надо в колхозе накосить, высушить, уложить в стога 15 тн сена. Под силу ли это одной женщине?
Разве что вытянуть из себя все жилы…

   Кстати, при как только не охаянном царском режиме, при крепостном праве помещик отдавал крестьянам, у которых не хватало своей земли и сенокосов,  косить свои луга «исполу», т.е. «из половины»: 50% сена помещику и 50%  крестьянину. И это большевики называли: «кабальные условия». А в колхозах кабалы не было, была счастливая жизнь селян… Так когда эксплуатация человека была более жестокой?

   Косили, в основном, вручную. Это более тяжёлый труд, чем пахота конным плугом. Конных косилок было мало, да и применяли их неохотно, лишь на сухих, ровных, больших по площади  лугах (таких в нашей местности было мало), т.к. только ручной косой можно выбрать траву до земли, обкосить каждую кочку, каждый кустик, заболоченную низину, лывину. Конная косилка имеет высокий срез и недобирает до 40% травы в сравнении с ручной.

   В конце зимы сена на колхозной ферме, как правило не хватало, скот свой и общественный слабел, коров на ферме иногда поднимали на веревках, чтоб они стояли, не падали от истощения. Шла в корм солома с крыш, амбаров, хлевов. Объедей у скотины не увидишь. Помню, мать отправляла меня с дровешками по дороге к д. Чуриново и д. Туриково собирать вытаявшие под весенним солнцем клочки сена, упавшие зимой с возов при перевозке сена на колхозную ферму. 

Рыхлянда

Деревня Рыхлянда и окрестности

   На своём приусадебном участке, размер которого не должен был превышать 25 соток, колхозник обычно часть площади отводил под посев пшеницы, ячменя или овса, и существенную часть оставлял под покос – кто знает, как сложится год и сколько по его итогам заработаешь сена на трудодни… И надо на своём участке поставить на чёрный день (а были ли светлые?) хоть маленький стожонко.

Примерный Устав сельхозартели 1935 года определял размер приусадебного участка в 0,25-0,5 га. В Белозерском р-не земли колхознику давали по минимуму – 0,25 га.
Партийные и советские органы жёстко пресекали поползновения колхозников самостоятельно расширить свои приусадебные участки угрозой их изъятия, а пользователей – исключением из колхоза. В 1939 г. по стране прокатилась широкая громкоголосая кампания по борьбе с «разбазариванием колхозных земель». В нашей деревне после проведённого обмера участков обнаружились излишки в нескольких хозяйствах в 0,5-1-2 сотки, их «отрезали», "захватчикам колхозных земель" приказали перенести изгородь. Кто что посеет, или посадит, или накосит сена на отрезке - всё будет передано в колхоз. Цель кампании: «не допустить роста рваческих интересов, частнособственнических инстинктов, побудить колхозников больше и лучше работать в общественном хозяйстве, в колхозах, а не на своих огородах».
Эти мелкие клочки-отрезки колхозы всё равно не использовали: ни косить, ни пахать их неудобно, и они заросли крапивой, будыльем, дидилями. Когда кампания с «разбазариванием земель» улеглась и шумиха затихла, многие колхозники продолжили использовать эти отрезки. Никому пользы не было: ни государству, ни колхозам, ни людям, одна суета, трата впустую сил и времени, и нервотрёпка людям.
После войны власти провели в колхозах повторно эту процедуру обмера и обрезания у каждого члена. Потому что у некоторых опять отросло…

Косить я начал с 11 лет. Дядя Саша наладил  подходящую по росту, размеру, весу косу, дал несколько мастер-классов: как держать косу, что делать, чтоб носком не зарываться в землю, как пяткой прижимать к земле, как густую траву косить, как листвянку, как прокос идти, как срезать дидили, лопухи, мелкие ветки кустарника, чтоб покос не зарастал, как править косу, как отбивать и т. д. и выпустил на пробу. Постепенно дело пошло. Но косьба – тяжёлая работа, если трава густая и стеблистая, ребро за ребро заходит.

Потом дали косу побольше – «саблю». Отличная коса без носка, лёгкая и острая. Стал становиться третьим на прокос после дяди Саши и матери, старался не отставать. Но целую «пряжку», конечно, выдержать не мог и меня отпускали домой пораньше.

эхо фото 9 

Это он учил меня боронить(справа)

Школу боронования полей я проходил у Павла Кирилловича Соколова в 8 или 9 лет.
Помню, бригадир дал наряд заборонить поле у Березника и Остюнина. Мне запрягли "Вьюгу» - это моя лошадь,  и мы отправились «заколачивать» трудодни. Основной принцип обучения: «делай как я». На полосе Павел цеплял борону, подсаживал меня на лошадь (я, наверное, ещё мог пройти под брюхом лошади, не наклоняясь) и «сиди прямо, держись за седёлку, поводья не натягивай и лошадь постоянно не дёргай, седелка будет съезжать – держись за гриву; я еду первый, ты за мной, следи почаще, оборачиваясь назад, как идёт борона, чтоб рядом с моим крайним следом, чтоб не наезжала на уже забороненное и не отходила сильно в сторону от моего следа. Потом привыкнешь, поймёшь, на каком расстоянии должна идти лошадь от моего следа, и борона пойдёт правильно, и оглядываться будет не надо.

Самое трудное -  сделать правильно поворот в конце полосы. Не спеши, гледи, как я делаю, поворачивай не круто, а постепенно, а то борона перевернётся, а тебе её не поднять. Придется и мне останавливаться, ставить твою борону,  потеряем время, мало сделаем и трудодень тебе и мне не запишут…»

 Особенно тяжело матери пришлось в войну. Работоспособных мужиков в деревне раз-два и обчёлся, осталось одно охоботьe: Гришуха Петров при должности – бригадир, потом им стал Иван Усачёв; Веселов Василий Егорович да Веселов Иван (портной) – не работники или по старости или по болезни; Веселов Сашуха по болезни только на лёгких работах; Федя Облаков – служащий, финагент; Саша Соколов – инвалид, на протезе, не всякая работа подойдёт; Саша Облаков – тоже пожилой, хотя еще ядрёный. Да Павел Соколов, да Панька Кудряев, подростки. Вся работа на женщинах.

Работа на ферме – это жизнеубийство, особенно зимой. У каждой доярки 15 коров, бывало и больше, редко – меньше. Которых надо было не просто подоить, а обслужить полностью. Это значит: иззаранья, в половине 6-го, в 6 принести в водогрейку (рядом со скотным двором) дров, а если их не наколото, то наколоть; натаскать вёдрами из колодца, расположенного рядом с фермой в большой котёл водогрейки воды, растопить печь, нагреть в котле воду; натаскать вёдрами на 15 коров из колодца воды, разбавить тёплой и напоить коров; если пол деревянный – столкнуть коровий навоз в канавку (скотников в штате фермы не было), если его накопилось много - убрать за пределы фермы; если коровы на подстилке – наносить соломы и подстелить (это не каждый день); принести с улицы каждой корове корм, в основном сено (какое-то время запаривали солому); подоить коров, да молоко прибрать, разлить по 38-литровым бидонам, да погрузить на телегу возчика, который повезёт его в д. Никиткино на маслозавод. И всё на своём горбу. После войны в помощь матери на ферме стала постепенно втягиваться сестра Тоня.

А бригадир напомнит, чтоб в молочко «случайно» не попала водичка, чтобы было оно 3,9 % базисной жирности и не меньше, а то часть молока спишут, а доярку оштрафуют, не в деньгах, конечно, где их взять? – спишут трудодни.
Не забалуешь…
Окошеливаться некогда, надо бежать домой, поднимать детишек, доить и поить свою корову, обряжать другую скотину, провожать в подскотину, затоплять печь, чем-то кормить детей, что-то готовить, варить, печь…  Опнуться некогда…

И всё-таки женщины находили время пообщаться, обсудить деревенские и соседних деревень события. А часто под предлогом:
- Ой, ребятки, у нас соль заканчивается, я сбегаю на 2 минутки к тётке Наталье, займу соли…

эхо фото 19

Сестра Тоня с сыном  Андреем

Прошли не 2 минутки, а уж 22; у ребяток начинаются прения: «сказала 2 минутки, а прошёл уж целый уповод… ушла и пар вон… лячкают там, косточки перемывают… а про нас, наверное, забыла…сидим голодом… ну мама-ляма… вот вырасту…» - с намёком на угрозу.

Придёт, оправдывается: «Вот тётка Наталья послала вам кусочек сахарку». Сахар – большая ценность, редко удавалось купить.  Если была возможность выбрать, брали не рафинад, не фруктовый, тем более не сахарин – их положишь в рот и не успеешь вкусом понаслаждаться, а он уже растаял и во рту пусто; предпочитали кусковой, настоящий продукт, весомый, грубый, зримый; пока щипчики найдёшь, проверишь их исправность, да болтик подкрутишь, чтоб не хлябало, да нащиплешь маленьких кусочков, да сахарную пыль в ладошку соберёшь и вылижешь её – уже сколько предвкушений и удовольствия получил! А потом чаепитие с кусковым сахаром – вприкуску или вприлизку…

В детстве, года в 4-5, совершил страшный поступок. По весне с началом сокодвижения подростки, а иногда и взрослые, за неимением сахара к чаю, ходили в лес собирать берёзовый сок. Бывал раз или два и я, сок очень нравился. Но мать всё время на работе, а на моём попечении малолетняя сестрёнка. В лес не уйдёшь.

И в моей золотушной головёнке родилась блестящая мысль: а зачем в лес, вот же у нас в палисаднике перед домом и далее вдоль участка 6 прекрасных больших белоствольных берёз.   Да тут на каждой берёзе, наверное, можно по ведру сока собрать! И мать соком напоить.
Задумано – сделано…

Когда мать вернулась с работы, заглянула в палисадник – чуть не упала в обморок. Везде валялись куски берёсты, берёзовой коры; стволы 2-х берёз почти на метр были выскоблены до древесины; сынок суетился у 3-й берёзы: «сейчас, мама, угощу тебя соком»…
«Угощенье» получил сам…

Вся деревня ахала, чего учудил нинин-то поганёнок…

Почти у всех в деревне были приличные палисадники, «чтоб не хуже других». У одних оградка из нешироких, хорошо выструганных досочек; у других – из ошкуренных ивовых прутьев, заложенных через 3 перекладины; самый долговечный был у Саши Веселова – из почти идеально ровных по толщине, любовно обструганных еловых кольев. И в палисадниках: у соседки тётки Натальи – 3 красавицы берёзы, им больше 100 лет, живы и сейчас; у Ивана Веселова – роскошные липы, живы и сейчас, как молодые; у Саши Соколова – мощный тополь, жив и сейчас;  у Феди Облакова – 2 яблони с красивыми яблочками и в огороде много яблонь («знаем, знаем, бывали, пробовали»); у Василья Веселова – легендарно крупная и вкусная черёмуха, но залезать на неё никто не осмеливался: «Чипыш» и бабка Павла ребятишек не любили и на порог не пускали; у тётки Жени Веселовой – самое древнее дерево Рыхлянды, гигантская береза в 2 обхвата, сколько ей сотен лет – никто не знал; ныне покойная…

Цветов в палисадниках, как правило, не разводили, некогда да и незачем: выйди за отвод – какие хошь цветы под ногами: лютики, васильки, анютины глазки, купальницы, колокольчики…и названий не знаю. Сейчас выйди за пределы любого используемого дачного участка – крапива, багульник, дидили, лопухи и прочие дремучие заросли, возле которых давно надо бы поставить таблички с надписью, не оскорбляющей чувств истинных патриотов: AHTUNG! ZMEI!

Как только мы ни спасали эти 2 берёзы: промазывали какими-то веществами, обматывали берёстой и тканью (плёнки тогда еще не было), укутывали и плотно обвязывали половиками, постоянно поливали  – ничего не помогло. И они медленно умирали на наших глазах...   

эхо фото 8 Горевал, кайкался, кайку старался подтвердить делом: позже на месте этих берез посадил 2 клёна, один жив до сих пор; садил ещё деревья, принёс с Власова, с горы куст сирени и посадил в палисадник… А две берёзоньки пришлось спилить...

К нам в дом односельчане приходили постоянно на посиделки, не стесняясь и не церемонясь. Зимой вечером, бывало, сойдутся мужики – один на пороге дверей, другой у отдушины для самовара, третий у столбянки, открыв дверцу, да ещё и на лавках, и смолят свои начинённые ядовитой моршанской махоркой «козьи ножки». Полная изба дыму, хоть топор вешай.
Никто на это не обращал внимания. Мужики пережёвывали информацию о достижениях народного хозяйства, росте надоев, заготовке золы и птичьего помёта, успешном ходе ремонта плугов и борон и других героических свершениях под мудрым руководством партии, зачитанную колхозным партсекретарём из «Блокнота агитатора» на последнем бригадном собрании.

У женщин другие проблемы.
- Нина, у тебя, говорят, хороший частый гребень. Дай, христаради, голову почесать, не могу своду дать с паразитами. Мыла нет, дважды мыла в воде с золой, мало помогает. Сегодня утром проснулась – по подушке, зараза, ползёт. А лучше давай поищемся. (-«ещё в подол мне хочет насыпать!»). Но как отказать? Деревня маленькая, постоянно приходится дотыкаться друг к другу, чаще по мелочи, а вдруг потребуется и по-крупному? Ты отказываешь людям и тебе откажут. Да и разговоры пойдут: «брезгует»… «барыня»… «заносится»…

Садятся на лавку напротив друг друга, «заказчица услуги» наклоняет голову к коленям матери, и та перебирает волосы на голове пробор за пробором, по пути уничтожая паразитов. Попадаются такие ядрёные вши и гниды, что в избе слышен хруст и треск раздавливаемых особей…

Да и сам я дома сидеть не любил, слонялся по другоизбам. Там какой-то разговор интересный услышишь, там игру какую-то затеяли, и тебя могут пригласить.

Но вернемся к нашим доярочкам-скотницам.
Бывало, прибежит на ферму бригадир: «Деушки, матушки, красавицы /хоть и в ватных фуфайках и в навозных сапогах - всё равно красавицы!/ , завтра коров кормить сена не хватит, «нарядить» некого. Запрягайте-ка 2-х лошадок, поезжайте в поле за сеном». (Hакошенного летом сена много к ферме обычно не свозили, у фермы много не скирдовали отчасти потому, что косили звеньями. Звено – это 2-4 трудоспособных из одной семьи или из разных семей. Бросали жеребий, и каждое звено получало участок, выкашивало его, ставило стога. Стогам давали отстояться, сену облежаться, а потом приходила колхозная комиссия, обмеряла стог, определяла, сколько примерно в стогу пудов сена. А время шло, а там и уборочная началась, хлеб спасать надо; начались осенние дожди, и сено свозить к ферме уже невозможно…)

Что делать! Запрягли, поехали матушки. И в мороз, и в пургу, и в праздник, и в будень. А стог в поле уж замело, лошади по брюхо, не подъехать. Разгребли. Но не будешь же клочками выдёргивать сено из стога. Надо снимать верхушку. С общей и божьей помощью как-нибудь подсаживают одну (самую легковесную) наверх. Но сено наверху, пролитое осенними дождями, заплесневело, смёрзлось. Раздолбила, сбросила вниз овершье; покидала сена, чтоб и из стога снизу можно брать…
Нагрузились, привезли…

Зимой была ещё одна проблема: воды в 2-х колодцах возле фермы не хватало, и дояркам приходилось по очереди на лошади с большой бочкой на дровнях ездить на Туриковское озеро, пропешивать прорубь, набирать бочку ледяной воды и везти на двор. Как правило, делали 2 рейса. А потом надо было воду из бочки переносить в большой чан, который наконец-то поставили во дворе, а также в котёл водогрейки. А там уже темнает, и надо на вечернюю дойку, повторив всю ту работу, что делала на скотном утром.
A потом, уж ночью, с фонарём «Летучая мышь», обихаживала наспех свою скотину...
А ведь ещё была 3-я дойка, а ведь ещё был хлопотный растёл коров...

Билась впоколоть всю жизнь, света белого не видела, чтоб выжить, поднять и выучить детей. Только молодость, молодые силы, надежда, что хоть не нам, так нашим детям создадим лучшую, нормальную человеческую жизнь, позволяли выдерживать все невзгоды, нищету, произвол властей. Почти 3 поколения людей были принесены в жертву фанатиками – коммунистами ради построения мифического коммунизма…
Но так и не дождались и ушли в мир иной от разбитого корыта...

В 8-9 лет ходил один в д. Кожино за 5 км, чтоб отоварить хлебные карточки. Самое нелёгкое и ответственное задание. Дорога лесом, через Мартыново, Шейкинскую, мимо д. Токарёво (после войны это была ещё приличная деревня) до Малого, а затем и Большое Кожино, где сельсовет, почта, магазин, другие учреждения. И страшно, но не волков, которых тьма было в войну и после войны, а как бы  карточки не потерять и деревней так осторожно пройти (а Токарёво лучше обойти под горой), чтоб карточки или хлеб шпана не отняла и донести буханку с довеском или две до дома. Да и голод не всегда переборешь, обкусаешь дорогой углы буханки и идешь до дома с тяжёлым сердцем.

Бывало придешь в магазин, а хлеба нет: «уже разобрали», «сегодня не пекли», «мука кончилась». Горько. Значит, завтра снова идти в Кожино, и неизвестно, принесешь ли хлеб и завтра. Потерять карточки – трагедия, принёс хлеб – праздник. Маленькую обронную крошку, упавшую на пол, подбирали.
Сами хлеб выращивали и сидели без хлеба. А на уроке пения в школе разучивали:

Мы - дети заводов и пашен,

И наша дорога ясна.

За детство счастливое наше

Спасибо, родная страна.

После отмены карточек в 1947 г. с хлебом лучше не стало...

Ребят и девчонок в деревне было немного. Сестра Тоня, Валя Веселова, Валька Брагин, Катя Соколова, Валя Коршунова, ещё кто-то, в основном девчонки. Летом молодёжи прибавлялось: гостили ребята моего примерно возраста у Васи Веселова (по прозвищу «чипыш»), у Саши Веселова (по прозвищу «постняга») и другие.

 Сколько помню – всегда рвались на улицу. Дома не сиделось: до середины 1950-х годов в деревне не было ни электричества, ни радио. Играли в мяч (в лунки), резиновых мячей не было, матери шили тряпичные; «в городки» (попа-гоняла) – гоняли городок чуть ли не до шейкинского моста или до Турикова. Особенно любили играть в прятки (в ухоронки). Разделившись на 2 группы, когда стемнеет, одна группа ищет другую. Прятаться можно было везде или по всей деревне или по одному порядку домов. Кто-то заляжет в борозде между картофельными боровками, кто-то залезет на дерево и спрячется в листве, кто-то залезет по углу амбара и спрячется под крышей, кто-то опрокинет пустую бочку и подлезет под неё...

Ну и, конечно, мы непременные участники деревенских праздников. Или председатель и правление сподобятся дать небольшой отдых колхозникам после успешно проведённой посевной или уборочной и выполнением плана хлебозаготовок (бывали случаи, что эти праздники слегка омрачались тем, что накануне их ну совершенно случайно или телёночек проваливался в заброшенный колодец, пришлось прирезать,  или волк на пастбище зарезал овцу, но унести не успел, «откричали»), и в одном из домов устраивали застолье, вскладчину закупали водку, варили пиво, пекли пироги. Пели песни под гармонь и без неё, плясали.

И много плакали, вспоминая погибших сыновей, мужей, братьев… А уж чьи рыдания остановить было невозможно, их уводили из избы...

Особенно шумными были летние религиозные праздники. Ильин-день  отмечали 2 августа на Колодине, на Шейкине, на Турикове, на Никиткине; Казанскую – 21 июля на Тимонине;  в Чуринове – Преображеньев день 19 августа и т.д. Конечно, никакого религиозного смысла эти праздники не несли, Заболотская Богородице-Рождественская церковь закрыта ещё в начале 1930-х годов. Просто в этот день отмечали праздник всей деревней. В этот день в данную деревню сходились родственники из ближних деревень и приезжали из дальних. И о 2 дня гуляли. Наиболее крупные гулянья, где я бывал, в Тимонине и в Чуринове. Гости были почти в каждом доме, а вечером в день праздника на гулянье в эту деревню сходилась вся округа.

К вечеру на главной улице Чуринова не протолкнуться: народ фланирует по улице туда и обратно; в нескольких местах деревни вокруг гармонистов пляшут с весёлыми частушками девушки, мужики, бабы. Или водят «ланчика». Выползли и бабушки, глазеют на молодых, выносят свои вердикты. Кого-то похвалят, кого-то позаглазью всяко вычестят и выкастят:
- Глико, глико, Анька с Рыхлянды пляшет, какая ловкАя, казистая, а выходка-то, выпляска-то загляденье!

- А эта-то, полохало, чья такая, из какой деревни, и плясать-то не умеет.

- А Галька- то Нюшкина всё одного парня на перепляс вызывает, призарила видно парня-то.

-А Верка-то, как товарка не вызывает на круг, никак не выходит, окузовела, видать…

- А Машка-то, вертушка, супарень, всё около парней крутится, ой, матка, гляди, как бы в подоле гулёныша не принесла…

-А у Нинки-то с Рыхлянды какой звонкий голосок, как звоночек, да и частушки складные…

- Да ничего хорошего, визгунья какая-то и частушки визговатые…

- Охтимнеченьки, косточки болят, а так бы сплясала, как прежде…

- Слушай-ко, Зинка-то, славутница, говорят, самоходкой хочет уйти, матка жениха в дом не пускает…     

-А Гришка-то, Гришка-то вот даёт! И дробит – пыль столбом и вприсядку чёртом ходит. А сапоги-то хромовые… девки, не зевайте.

   А мы, пацаны, шарахаемся по всей деревне, где веселее, больше шума, нет ли где драки (без драки гулянье скучное, не стоило и ходить), по пути проверяем наличие морковки и огурчиков в огородах; пытаемся и в дома к незнакомым людям войти – авось, чем-нить угостят; самым отчаянным удавалось и в плохо запертый чулан проникнуть и вынести пирог или крючком из проволоки подцепить из-за угла печки пару пирожков…

   Когда концентрация винных паров в поршнях взрослых парней и молодых мужиков достигнет критической точки и потребует выхода, формируется группа в десяток-два, а то и больше, во главе с гармонистом, рядом охрана, атаман, и эта группа рвёт по середине улицы широким шагом, с матерными частушками, со свистом, с улюлюканьем, с хорканьем, гармонист наяривает изо всех сил, рвёт гармонь – все шарахаются по заулкам. А если навстречу прёт такая же компания молодцов:

«Ой, шатия на шатию, которая возьмет!

Наша маленькая шатия любую зае…т!»

Да если эти компании недружественные, одна, например, из местных, а другая из парней других, недружественных, деревень, да кто-то кому-то дороги не уступит, или уступит мало; или чаянно или нечаянно заденет плечом; или слово недружелюбное бросит, или "заедаться" начнёт – быть беде: из карманов извлекаются маленькие гирьки на крепкой цепочке, на руку одеваются кастеты, в ладонь вкладывается свинцовая плашка, проверяется наличие ножа или заточки на поясе или за голенищем.  

   Конечно, женщины, девушки, взрослые мужики стараются сразу же утихомирить раздухарившихся петухов, но не всегда это удавалось. И начиналось побоище.

 Но самые крупные, жестокие драки происходили ежегодно на гулянье в Тимонине. Туда приходило много парней из Чуринова, Турикова, Бабино, Харшино, Кожино, Павлово, Ленино, Третьякова, Красновов, других деревень. Кто там с кем, какие деревни с какими враждовали, я уж не помню, но каждый раз было кровопролитие: мелькали в воздухе кулаки, летели поленья, трещали ломаемые изгороди, выламывались колья. Противников гоняли по всей деревне и беспощадно били. Раненым оказывали потом помощь, некоторых отвозили в Белозерск. Однажды и я бегал из деревни под горку вместе с другими пацанами и отсиживался в овине, а с рассветом шёл домой…

Поговаривали, что однажды был очень сильно избит, не знаю, выжил ли, сын известного и уважаемого в округе тракториста и комбайнёра Ганина…

эхо фото 10 

Гриб из мартыновского леса

Мастерили самокаты, гоняли колесо изогнутой проволокой; велосипедов в деревне ни у кого не было. Летом бегали в лес, часто босиком, собирали ягоды, грибы. Грибов раньше было много. Ближние к деревне леса были одновременно и пастбищами для скота. Колхозное стадо, личный скот – до сотни голов -  выедали траву и грибам расти было просторно. И солнышко припекало.

эхо фото 11

Сестра Лида Шонина

Лет с 6-7 ходили самостоятельно купаться на озеро. Родители не боялись отпускать, не сопровождали и не контролировали – некогда, все на работе. Мать только скажет: «Один не ходи, только с ребятами». Или увидев, что несколько ребят разного возраста отправились на озеро, просит того, кто постарше: «Павлушка, ты там за моим-то погледи».

Зимой катались на санках. Лыжи мало у кого были. У меня никогда – не на что купить. Был на седьмом небе от счастья, когда в школе давали лыжи на дом на воскресенье. Пытался сам сделать лыжи, расколов берёзовое брёвнышко вдоль. Сушил на печке, строгал скобелем (рубанка в доме не было), пытался загнуть носки, распаривал, ставил распорки – ничего путёвого не получилось, и изделие пошло на лучину. 

 Где-то нашёл конёк «Снегурка», привязывал верёвочками к валенку и ходил кататься на одном коньке на озеро, выбирая места чистые от снега. Против Турикова чуть не угодил в полынью…

эхо фото 12                                                                 Слева направо: Кудряевы Нина и Дима, Шкадов Саша

Другу Вале Брагину родственники, работавшие в Белозерске в затоне, подарили санки-финки. Один управлял финками, стоя сзади на полозьях, второй устраивался на сиденье, третий у него на коленях, четвёртый примостился у него в ногах, пятый сидит на верху на спинке сиденья – и с разгону по деревне под горку к Турикову. А внизу на повороте если не вырулишь, финки срезаются с дороги и все летят в снег, а финки кувырком. То-то весело!

Ходили по вечерам друг к другу «на биседу», играли в карты, в лодыжки.  На Новый год и до Крещенья «глумились», "дековались" - ходили ряжеными, "кудесами", придумывали, чего бы ещё напатрашить, устраивали другие шалости по ночам. Привязывали картофелину на ниточке на улице к раме, а ночью, когда хозяева погасят лампу и лягут спать, дёргали несколько раз за ниточку, картофелина стучит по стеклу -  и разбегались. Хозяин выходил – никого нет. Если это повторить несколько раз, да с перерывами – если догонит, хорошо накостыляет…

Запирали с улицы вход в дом и ворота двора или заваливали их дровами; заливали дверь в сени водой, чтоб вода приморозила двери, и люди не могли выйти из дома; поленницу дров переносили на дорогу, перегородив улицу; затыкали тряпьём дымовую трубу на крыше; перетаскивали заготовленные хозяином брёвна на другой конец деревни; утаскивали председательские сани в соседнюю деревню – чего только не придумывали! Долго восхищались, когда увидели, что кто-то затащил дровни (розвальни) на крышу двора одного из домов. Поговаривали, что это учудил Мишка Молочков из Чуринова, известный шалопай и зимогор. В этих развлечениях участвовали и взрослые ребята, а то и молодые мужики…

 Однажды утром мать подоила корову, поставила ведро с молоком на приступок. Колоталенка уже проиграла, и мать пошла провожать корову в подскотину. Я что-то расшалился на сарае, рыл норы в сене, глумился, часть сена просыпалась вниз.

Вернулась мать.
- Валька, ты, стерьво, чего там делаешь? Трою проклят! Ты целое ведро молока испортил, лешой тебя надавал! Чего есть-то будем, паразит несчастный! Где ужишшо, ну я дам тебе сейчас пасма! Ну что мне с этим зимогором делать! Ну помани, трою проклят! Я не стал манить, кубарем с сарая и на улицу. Она, ругаясь, с веревкой в руке за мной. Я изо всех сил тикаляю под горку по дороге к Турикову. Она, размахивая ужишшом и ругаясь, за мной. Но перед канавкой болотистое место, трудно проходимое, не той дорогой побежала, выдохлась.

А сынок бежал быстрее лани, быстрей, чем заяц от орла, бежал, спасая зад от драни. В штаны струя уже текла. У поворота к школе победоносно оглянулся: мать медленно поднималась в горку к дому. Накося выкуси!

Оказывается, я, разбаловавшись, насыпал нечаянно в молоко мелкого сена, трухи. День скитался за деревней, на озере, в лесочке... Заполночь тихо прошмыгнул через двор на сарай и зарылся в нору. Утром:
- Валька! Вставай, стерьво! Надо уж копны идти валять! Давай, трою проклят, да не окошеливайся!
Кажется, не  так строго, как вчера. Сажусь за стол. Подаёт кружку молока. Оно уже процежено сквозь марлю и сильно не пострадало.
- Давай пей похочяе, бери грабли да пойдём.

 Я понял, что прощён… Не помню колотушек, чтоб била когда-то серьёзно, порола. Но итвина всегда была воткнута под матицей…

 

Школьные годы

В Туриковскую начальную школу я пошёл в 8 лет в 1945 г. В 1-й класс обычно брали с 7 лет, но я был от плохого питания хиловат, и мать решила, что лучше, если я год пересижу дома, окрепну. Но главная причина была – отсутствие одежды и обуви, не в чем идти в школу. Когда потеплеет на улице, появятся первые протайки, бегали по деревне босиком, только пятки сверкали; осень и весну, в распутицу, больше сидели дома. Зимой проще: валенки, хоть и трижды подшитые, имелись, их катали в дер. Токарёво и в других окрестных деревнях. Конечно, лучших мастеров знала вся округа, и без куска хлеба они не сидели. Овец держали многие (двух маток иметь не разрешалось). Мать настрижёт с матки, с ягнят шерсти, отнесёт каталю и недели через 2 катаньки готовы. Качество катанёк частных каталей хвалили и предпочитали их, а не валенки, сработанные госпромартелями: артельные часто бывали слишком мягкими, то и гляди расползутся, или слишком твёрдыми, плохо сгибающимися. В них было тяжело ходить. Мать говорила: «Слишком много положили глины».

Подробнее: Школьные годы

В Белозерском педучилище

1952 год. Закончил 7 классов. Поскольку учёба давалась легко, хотелось учиться дальше. Не было в деревне семьи, где бы родители не мечтали, чтоб дети не оставались в деревне, не гибли бы в колхозе, как бы им вырваться в город. Да и сами родители многие хотели бы хоть куда-либо устегнуть из колхоза. Работы в деревне невпроворот: хлеб выращивали, ферма до сотни голов, конюшня – около десятка лошадей, овцы, свиньи, довольно большой колхозный огород, на всю скотину надо заготовить корм и т.д. А в деревне около 20 дворов, да ещё не в каждом есть работоспособные. Среди оставшихся от войны мужиков преобладала нероботь. Но власть требовала: «Каждый колхоз – многоотраслевое хозяйство!», а на заработанные трудодни почти ничего не дают, всё выметают государству…

Подробнее: В Белозерском педучилище