Most Amazing Places
Of Our Amazing World

Эхо памяти

В Можайцевской школе

19 августа 1967 г. Торжокским райотделом образования Калининской (ныне Тверской) области назначен учителем истории в Можайцевскую среднюю школу. Школа расположена в пос. Мирный, примерно в 10 км от Торжка. Посёлок – центральная усадьба успешного колхоза «Мир», расположен на трассе Москва-Ленинград.  ФОТО  21
Сначала непродолжительное время жил у сестры в Торжке, затем получил в п. Мирный однокомнатную квартиру с печным отоплением, газом (баллон коллективного пользования на улице), холодная вода в колонке на улице, туалетом-рундуком в квартире, но без слива водой. Выгреб на улице у стены дома.

Уроки, дополнительные занятия с отстающими, педсоветы, профсоюзные собрания, политзанятия, классное руководство, родительские собрания, посещение семей учеников и т. д. – обычная учительская морока…
В 1968 г. ко мне приехала Валя, и мы стали жить тихой семейной жизнью…
В летние каникулы набирал группу школьников и вёл их в турпоход по местам боёв в Калининской области в годы ВОВ. Побывали на родине партизанки Героя Советского Союза Лизы Чайкиной в с. Пено, на озере Селигер, у истока Волги у дер. Волговерховье. Беседовали с людьми, записывали воспоминания, собирали экспонаты для музея…
Бои там шли действительно тяжелейшие (не так далеко Москва). Следы войны мы встречали постоянно.

Помню, добираясь к истоку Волги, мы сели на теплоход в г. Осташков и плыли по озеру Селигер. Озеро удивительно красиво: холмистая местность, причудливые очертания берегов, много островов, поросших лесом, и на них на фоне зелени, голубой воды и голубого неба высятся храмы, монастырь…
Высадились в дер. Селище. Уже вечерело, надо позаботиться о ночлеге. Негоже настоящему пешему туристу ночевать в доме, под крышей, на мягкой перине. Наш дом – природа. Отошли метров 300 от деревни вдоль берега к лесу. Раскинули палатки. Всех отправил на заготовку дров для костра. Разошлись в разных направлениях. Вдруг слышу, кричат:
- А тут осколки бомбы валяются!
- А я нашёл ствол какого-то оружия!
- А это что за маленькая бомбочка? Не мина?
- А здесь, похоже, был окоп! Патронов, гильз полно, каска…
Быстро собрал всех к костру. Запретил отходить больше, чем на 20 м в сторону. Из боязни, что подорвутся. Только утром заметили рядом с нашей стоянкой покосившийся столб с надписью на прибитой ветхой доске: «Опасная зона. Проход запрещён»…
Возвращались от истока Волги к оз. Селигер другой лесной дорогой. Приходилось всё время контролировать туристов, чтоб не заходили в лес. Двое парней, отпросившихся в кусты, обнаружили недалеко от дороги в лесу неразорвавшуюся авиабомбу без взрывателя весом кг в 50. Вчетвером вытащили её и поставили на хвост на обочину дороги…

Было принято в 60-80-е годы 20 века приглашать учителей-некоммунистов на открытые партийные собрания и отсутствие педагога считалось чуть ли не вызовом, неуважением к партии; но поскольку на закрытые партсобрания некоммунистов не пускали и что-то там коммунисты-педагоги втайне обсуждали от педагогов-некоммунистов, то я не ходил и на открытые, чем вызвал неудовольствие партийного вожака – директора школы СМИРНОВА Виктора Георгиевича…
А ещё были обязательные п о л и т з а н я т и я – учителя обязаны изучать или проблемы международных отношений и внешнюю политику КПСС; или классовую борьбу на современном этапе; или проблемы строительства в СССР социализма и т.п. тягомотину. Их я тоже иногда прогуливал, считая, что с меня хватит всей этой долбиловки в институте, а если присутствовал, то нередко не соглашался с мнением партсекретаря, официальной точкой зрения, подлавливал партийного вожака на неточностях, незнании фактов и т. д. Молодой был, неосмотрительный. Всё это задевало самолюбие партийца…

Главным показателем плохой или хорошей работы учителя был % успеваемости учащихся. Педагог я был ещё молодой, не сильно объезженный, старался ставить оценки объективно, по справедливости, по знаниям или их отсутствию; кто желал из отстающих учеников исправить неудовлетворительные оценки, занимался с ними дополнительно, но за учениками не бегал, не ловил, чтоб заставить заниматься. И по итогам первого года работы в этой школе поставил 20 ученикам годовые оценки по истории «2». Это было непозволительно. И заработал первое взыскание.
Из приказа № 232 от 9.9.1968 г.:
«…по итогам 1967-1968 учебного года учитель истории Кудряев В.В., обучая более 200 учащихся 5-10-х классов, 20 учащимся поставил годовую оценку «2». Из них были оставлены на осень 13 человек, а 7 учащихся остались на 2-й год, получив двойки и по другим предметам…Одной из главных причин плохой успеваемости является халатное отношение учителя к работе с отстающими учащимися…в период занятий с отстающими летом учитель не использовал все возможности в своей работе, не предупредил отдельных учащихся и их родителей о времени и формах занятий, не вёл журнала работы с отстающими…строго предупредить… Директор школы Смирнов В.Г.»
Я не проникся…

Администрация школы и парторганизация "наззюкали" на меня профсоюз.
Из протокола заседания месткома от 6.1.1969 г.:
«…завуч школы: в работе учителя Кудряева В.В. есть положительные сдвиги…
Учительница Смирнова О.К. (супруга директора школы - К.В.): учитель индивидуально с отстающими учащимися не работает…
Р е ш и л и: …дополнительные занятия с отстающими проводятся без системы…объявить выговор…»
Профком – орган общественной организации, главная обязанность которой, записанная в её уставе, - защищать права и интересы трудящихся. От кого защищать? – Понятно, от произвола власти, администрации. Но профсоюзы в СССР были карманные, полностью зависели от партии и использовались партией коммунистов для контроля над людьми, помогали ей держать в узде работающую часть населения. Профсоюзный устав я не нарушил и выносить мне дисциплинарное взыскание профсоюз не имел права. Это могла делать только администрация школы. Но ей хотелось и коллектив учителей мобилизовать на борьбу со строптивым учителем…
Я не унялся…

Занятия в школе обычно начинались не 1 сентября, а числа 15-20-го. Учеников гоняли на работу в колхоз на уборку урожая: собирать выпаханный плугом картофель, убирать капусту, турнепс, кормовую свёклу или перебирать уже частично гнилую, подмороженную, расстилать или поднимать со стлищ лён и т. д. Хотя был приказ Министерства просвещения СССР о запрете отвлечения школьников от учебных занятий, но местные органы власти его игнорировали. Куда-то я «сигнализировал», то ли в областную газету, то ли в Министерство просвещения; на 3 дня возвращали школьников в классы, а потом снова выгоняли в колхоз на «спасение урожая». Горком КПСС прикажет: «в колхоз!» и директора школ берут «под козырёк». Ослушаешься – партийный билет положишь на стол и на этом твоя административная карьера закончится… "Колхозная барщина" по оказанию помощи колхозам ежегодно накладывалась на школьников, студентов, рабочих, служащих, научных сотрудников…

Больше всего возмущала отвратительная организация труда: придёшь (или привезут) с учениками в деревню, пока бригадира найдёшь, да пока он, почесав репу, сообразит, кого куда поставить на работу; придёшь на поле, а картошка ещё не выпахана; наконец, выпахали, вёдра ученики набрали, а сгружать некуда, ни трактор с тележкой, ни автомашина ещё не приехали и т. д. – обычный колхозный бардак. Всё как-то не путём делалось. Ни учёбы, ни работы, а пустая трата времени. Из-за этого никто работать не хочет, ребята мёрзнут (по утрам уже иней)…

А в это время колхозники, вместо того, чтоб спасать свой колхозный урожай, спокойненько копают картошку на своих огородах. Чего беспокоиться за колхозную, привезут б е с п л а т н у ю рабсилу: рабочих с заводов, служащих из учреждений, школьников, студентов. Выкопают!
Да и дети видят наглядный пример разгильдяйства, безответственности, наплевательского отношения к труду, к людям…
Говорил об этом публично и вновь вызвал неудовольствие начальства и молчаливое неодобрение части учителей: этот учитель подрывает авторитет школы, всё чем-то недоволен, создаёт проблемы администрации школы, выносит сор из избы, о нашей школе стало плохо говорить руководство района…

Как начинает действовать администрация, недовольная учителем? Правильно…с организации разных проверок…
Усиливается против обыкновенного посещение моих уроков директором школы, завучем; администрация «командирует» ко мне на уроки представителей профкома, учителей других предметов (так называемое «взаимопосещение уроков», «обмен опытом»). Подключается партийное бюро школы… Поскольку моё знание предмета истории никто не подвергал сомнению, а что касается методики преподавания, то я использовал кроме традиционных форм устного опроса ответы учащимися домашнего задания на магнитофон, различные виды карточек, кинофильмы и кинофрагменты, игровые моменты, старался научить школьников высказывать своё мнение и защищать его и т. д., то нарыть здесь много компромата проверяющим не удавалось. Замечания в основном сводились к следующему: «много ставите двоек… много неуспевающих за четверть и за год… нужен индивидуальный подход, слабым ученикам надо давать задания простые… надо ещё больше работать с отстающими и вести журнал этой работы… из-за вас в школе невысок % успеваемости… вы подводите наш дружно работающий коллектив…» и т. д.
Подобные претензии постоянно предъявлялись любому учителю, кто не хотел ставить «липовых» троек, переводить в следующий класс учеников, не освоивших школьную программу, и тем самым поощрять лодырей и развращать детей.
В этот тлеющий огонёк недовольства начальства мной и моей работой я сам плеснул канистру бензина.

В январские каникулы 1970 г. я выступил на секции учителей истории и обществоведения Торжокского р-на с докладом о советской демократии, и вместо того, чтобы разоблачать фальсификации буржуазной пропаганды об отсутствии в СССР демократии, частично согласился с буржуазными идеологами-мракобесами, что действительно подлинной демократии у нас как не было, так и нет.
Напомнил, что хотя в нашей «самой демократической Конституции в мире» прописаны многочисленные права и свободы граждан; что хотя на выборах за блок коммунистов и беспартийных голосует 99,98 %% избирателей; в Верховный Совет избраны сотни рабочих, служащих, колхозников, а во всех Советах народных депутатов их сотни тысяч; есть разные общественные организации (подконтрольные КПСС) – в стране были страшные беззакония, нарушения прав граждан, массовые репрессии миллионов невинных людей. Высказал мысль, что виновен в этих преступлениях не один Сталин, но и КПСС.

Рассказал о современном положении в советской литературе, о травле Солженицына, Пастернака, давлении на Твардовского, чистке редакции возглавляемого им лучшего литературного журнала 60-х годов 20 века «Новый мир», о цензуре, самиздате. Процитировал фрагменты неопубликованных писем Солженицына Союзу писателей РСФСР, Георгия Владимова съезду писателей СССР против цензуры, запрета на издание литературных произведений, неугодных власти, в защиту гласности, свободы творчества, свободы слова и печати. Прочитал фрагменты неопубликованной поэмы Твардовского «По праву памяти».
Когда оторопевшие коллеги, в основном тётки переспелого возраста, пришли в себя после услышанного и поняли, ЧТО Кудряев вякает, они изволчились на меня и дружно осудили. У некоторых глаза горели таким злобным зелёным огоньком, что думалось: как бы не растерзали. На святое покусился! Лишь одна молодая учительница сказала, что я имею право высказать своё мнение…

В райотделе образования Торжокского р-на сильно возбудились, возмутились и готовили меры борьбы с «антисоветчиком»…
Из материалов судебного дела:
Из докладной записки в райотдел образования:
«…всё своё выступление Кудряев свёл к тому, что подлинной демократии у нас нет и привёл пример: вот у нас в Конституции записано право граждан на обеспечение в старости, но на самом деле до 1966 г. не было пенсионного обеспечения колхозников. Далее он говорит, что нет у нас и подлинной свободы слова, о чём говорилось на съезде писателей, и отдельная группа писателей возмущена ничем не оправданным исключением из Союза писателей Ахматовой, Пастернака, Солженицына и других. Много внимания уделил чтению письма Владимова, в котором последний выступает в защиту писателей и за «подлинную свободу» слова и печати.
Все выступавшие отвергли взгляды Кудряева на эти вопросы и обратили внимание на то, что в настоящий момент, когда идёт острая идеологическая борьба и когда мы ещё находимся в капиталистическом окружении, такую «свободу», сторонником которой является Кудряев, мы допустить не можем…
Никто из присутствовавших не был согласен с образом мыслей Кудряева и пытались ему доказать, что он неправильно мыслит и ещё опаснее, если он эти мысли проводит среди учащихся.
Я считаю, что такое выступление Кудряева не случайное, а таков его образ мыслей в отношении нашей советской действительности. Хотя его не один раз убеждали, уже и выступления товарищей в этот раз по-моему не изменили его убеждений.
Заведующая заочным отделом городского отдела образования Сондырева. 12.1.1970 г.»

А тут всплыл ещё один случай…
Мамаша одной ученицы 10-го, выпускного, класса обратила внимание, что дочь поздно вечером что-то засиделась у радиоприёмника, спать не ложится, всё что-то крутит ручку радиоприёмника, как будто ищет какую-то передачу послушать или музыку. Матери надоел шум и треск радиоприёмника, и она спросила, что дочь ищет.
Дочь на голубом глазу ответила, что учитель истории рассказывал им на уроке, что в борьбе с СССР, страной социализма, буржуазные правительства и их прислужники используют радиопропаганду, что есть зарубежные радиостанции «Голос Америки», «Свобода», ББС, которые вещают на русском языке, работают в диапазоне УКВ волн и дают много правдивой информации.
- Я хочу найти эти станции, послушать и самой убедиться, что они там говорят про нас.
Мать вздрогнула, ужаснулась, как бы дочь, красавица, комсомолка, спортсменка, активистка не попала под тлетворное влияние буржуазной пропаганды. А ведь ей заканчивать школу, получать школьную и комсомольскую характеристики, поступать в институт. А без хорошей характеристики поступить проблематично. По глупости девочка может сломать свою судьбу из-за этого слушания забугорных голосов.
Приёмник выключен, дочери – «марш в постель!», а мама к супругу с тревожным рассказом о том, чем интересуется дочь.

А супруг – работник горкома КПСС. Прекрасная возможность отличиться – вскрыть змеиное гнездо антисоветчины в Можайцевской школе, разоблачить замаскированного врага-педагога, который хочет заронить в юные неопытные души подрастающего поколения строителей коммунизма интерес к буржуазной пропаганде, к прослушиванию лживых вражеских радиоголосов.
Супруг доложил куда надо. В горкоме партии приняли стойку – ату его!! На следующий день директор школы вызван в райотдел образования для информирования и дачи объяснений…. Среди учителей укоризненные разговоры:…опять наша школа прогремела… опять Кудряев выпеливается…

Через день, закончив около 2-х часов уроки, я собрался домой. Подходит директор школы:<
- Звонили из горкома партии. Вас вызывают на беседу.
- Когда? О чём?
- Сегодня в 3 часа. О чём? – там узнаете. (легко было догадаться – о чём).
- Но я закончил рабочий день. Я ещё не пообедал. Да и чувствую себя неважно. Да и автобуса на Торжок сейчас нет…
- Доедете на попутных машинах.
- Да и что мне делать в горкоме? Я не коммунист и не обязан отчитываться в чём-то перед горкомом… Нет, сегодня не поеду. Могу поехать завтра.

Не поехал и завтра.
Последствия:
26 января 1970 г. в школу по распоряжению заведующей Торжокским РОНО БЕНЕВОЛЕНСКОЙ десантируются инспектора отдела образования с целью проверки работы учителя истории (ни в 1967, ни в 1968, ни в 1969 годах инспектора РОНО мои уроки не проверяли). Посетили 3 урока в разных классах. Высказали обычные, ничего существенного, мелкие замечания.
- Учтите в работе…
- Учту…
27 января десант высадился ещё раз. Посетили ещё 3 урока. Рылись в документации школьной и моей (планы уроков, тематические планы, планы воспитательной работы классного руководителя, учёт работы с отстающими и т. д.), копали дальше. 2 февраля снова приехали по мою душу – огласить итоги проверки (думаю, точнее сказать – поиска недостатков в работе).
Обнаружили целый короб недостатков, где комья лжи перемешаны с крупицами правды:
- дополнительные занятия с учащимися не проводил…(ложь)
- не разъяснял родителям, что надо делать для улучшения успеваемости их детей; отказывался от работы среди родителей, говоря, что и вообще разъяснительную работу среди родителей проводить не следует…(бесстыжая ложь мелких чиновников. Всё время работы в этой школе был классным руководителем в одном из классов, проводил родительские собрания, там в том числе и «разъяснял».)
- использовал планы уроков прошлых лет…(бывало, грешен, но не первый год учителем, план могу держать и в голове)
- вместо киноурока демонстрировал 2 учебных фильма…(но если учебные фильмы раскрывают тему урока, то что надо чиновным крысам?)
- материал объяснял поспешно или не полностью…(наиболее простую часть темы, хорошо изложенную в учебнике, почему бы школярам не почитать дома по учебнику?)
- на 3-х уроках не было проверки знаний учащихся…
- не привлекается художественная литература…
- на уроках нет газет…
- слабо используется ленинское наследие; не на всех партах имеется сборник произведений Ленина. Не отражено в журнале изучение статей Ленина «Уроки московского восстания», «Задачи союзов молодёжи», «К аграрной политике современного правительства», «Империализм как высшая и последняя стадия капитализма» и другие…
- есть отставание в изучении программного материала…(но вы же, сволочи, гоняли нас на 20 дней на работу в колхоз – вот и отставание!)
- в 10 классе допустил сокращение уроков при изучении одной из тем: вместо 8 уроков провёл 6…
(но вы же, козлы, снимали детей с уроков и гнали на работу в колхоз, а потом требовали от учителей догнать и выполнить учебную программу, а это можно сделать лишь сократив число уроков на отдельные темы! Кроме того, распределение в программе числа уроков на ту или иную тему является ПРИМЕРНЫМ. Значит, можно чуть больше, чуть меньше)
- нет связи с современностью, с окружающей жизнью…
- вводил детей в заблуждение…
- имеет неправильные взгляды, несовместимые с задачами воспитания учащихся…
- говорил, что колхозы необязательно было создавать…
- говорил, что всеобуч – это формальность, что получать среднее образование – это право гражданина и делать среднее образование принудительным – неправильно…
- не подсказывал администрации школы что делать, как бороться с недостатками…
- не приглашал на уроки передовиков колхоза, ветеранов…
- неправильно понимает советскую действительность, свободу слова и печати…
- недостаточно показывал на уроках преимущества социализма над капитализмом…
- в 10 классе, говоря о событиях 1968 г. в Чехословакии, высказал сомнение в правомерности введения войск пяти стран Варшавского договора и как бы в подтверждение своих слов ссылался на компартии других стран, якобы не одобривших этого…

Да такого педагога надо без всяких разбирательств прямо на виселицу!
Инспекторам возражал, объяснял, не соглашался, спорил…
- Учтите в работе все отмеченные недостатки…
- Некоторые учту…
Учесть не довелось…
Из материалов судебного дела
Из докладной записки в Торжокский горком КПСС
«В феврале 1969 г. на семинаре пропагандистов-агитаторов в п. Мирный Кудряев В.В. задал вопросы: «А на каком основании Вы утверждаете, что к событиям в Чехословакии в августе 1968 г. причастны западные державы?»
«Является ли справедливым и законным ввод наших войск в ЧССР? Не является ли это вмешательством во внутренние дела другой страны?»
Я подробно ответил на оба эти вопроса и чувствовал, что данными ответами аудитория была удовлетворена. Тов. Кудряев после моих ответов бросил реплику в том смысле, что, мол, так можно объяснить что угодно. Чувствовалось, что мои ответы его не удовлетворили, что он имеет на этот счёт своё мнение и что он сообщениям нашей печати и радио не доверяет…
Лектор горкома КПСС Фомин. 2.2.1970 г.»

Лектор горкома партии (по совместительству, очевидно, осведомитель Комитета госбезопасности – КГБ) ФОМИН, отрабатывая свой хлеб с маслом на тухлой ниве политического просвещения (оболванивания) населения, в феврале 1970 г. вспомнил, какой вопрос ГОД НАЗАД, в феврале 1969 г. задал ему какой-то сельский учителишка какой-то задрипанной сельской школы. И подсуетился, и настрочил донос. Феноменальная память у стукача! А может, ещё тогда, в феврале 1969 г., записал в свой блокнотик провокационный вопрос о «братском дружественном» визите советских танков в ЧССР в 1968 г. И вот теперь извлёк и «настучал» куда следует. Исполнил свой партийный, гражданский, патриотический долг… вот такие холуи и помогали всегда власти нагибать народ…

5 февраля 1970 г. школу берёт штурмом всё начальство Торжокского РОНО: заведующая Беневоленская, инспектора, заведующая методкабинетом. В пожарном порядке собрали местком профсоюза (члены месткома не знали, зачем их собирают). Начальство вылило на них всю испугавшую их информацию обо мне в самом негативном свете, обрисовав все ужасные последствия оставления меня в школе. Стало ясно: школу и детей надо спасать, а источник заразы обезвредить.
Настроив соответствующим образом местком, вызвали на ковёр меня и яко козлы, набросились, предъявив изложенные выше претензии, делая упор на «неверные» взгляды и убеждения…Я чувствовал, что всё предрешено ещё до обсуждения в моём присутствии…
Не согласился с основными обвинениями, особенно касательно свободы слова, права иметь и высказывать своё мнение по любому вопросу. Местком, состоящий исключительно из барышень солидного возраста, дал согласие на моё увольнение…

По окончании заседания месткома директор школы заявил мне: «С завтрашнего дня, 6 февраля, уроков в нашей школе вы уже не ведёте. Завтра зайдите ко мне в кабинет, чтоб ознакомиться с приказом об увольнении и получить трудовую книжку.»
Так меня вытряхнули из школы с записью в трудовой книжке: «Освобождён от занимаемой должности учителя истории по ст. 47 КЗоТ пункт «в» - профессиональная непригодность…