Most Amazing Places
Of Our Amazing World

Белозерье в 1930-е

Хлебный фронт

К концу 20-х годов 20 века положение в сельском хозяйстве страны было критическим. Хлеба в зимнюю кампанию 1928-1929 г. заготовили меньше, чем в предыдущем  году. Как прокормить города - рабочий класс, армию, чиновничество, где взять средства на закупку машин и оборудования (своих нет), технологий для начавшейся индустриализации, на оплату иностранных специалистов: проектировщиков, инженеров, техников (своих почти нет)? Позарез нужна валюта. Что могла продать Россия, чтоб получить валюту?

Ну продадим картины из Эрмитажа, другие музейные и церковные ценности, лён, пеньку, мёд...Слишком мало.
Главным, реальным источником валюты, на который был большой спрос в мире, является российский хлеб. Но он у крестьян-единоличников, а их 26-27 миллионов хозяйств. И крестьяне не хотят сдавать излишки хлеба государству из-за низких закупочных цен и невозможности купить необходимые промышленные товары: производится мало, дефицит. 

С осени 1928 года в городах начинается распределение хлеба по карточкам, а затем и продовольственных и промышленных товаров. Что делать с этим дремучим мужичьём, которое не хочет отдавать хлеб, но нагло хочет получать промышленные товары?
Для выхода из хлебного кризиса коммунисты решили использовать старый, уже испытанный ими в гражданскую войну метод – продразвёрстку, но к делу подошли творчески и решили подкрепить её раскулачиванием, а особенно упёртых «злостных зажимщиков хлеба» вразумляли ещё и выселением. А рыночную торговлю хлебом и другими сельхозпродуктами ограничить – и закрываются базары, запрещена торговля хлебом, на дорогах заградительные отряды и милицейские дозоры, препятствовавшие перевозке хлеба, на крестьянских дворах обыски при поддержке бедняцкого актива и комсомольцев.
И всё получилось! Виновными за срыв планов хлебозаготовок была назначена зажиточная часть деревни, кулаки. Их и начали прессовать: принудительное изъятие «излишков», лишение земельных наделов, описи имущества, прекращение отпуска товаров, общественный бойкот, исключение из кооперации, бойкотирование детей «зажимщиков хлеба» в школе, а то и исключение из школы, запрещали пользоваться общественными колодцами и т. д.

Из речи Сталина на пленуме ЦК ВКП(б) в апреле 1929 г.:

   «Состоятельные слои деревни, имеющие в своих руках значительные хлебные излишки …не хотят нам давать добровольно нужное количество хлеба по ценам, определённым советской властью. Нам нужно для обеспечения хлебом городов и промышленных центров, Красной армии около 500 млн. пудов хлеба ежегодно…нам удастся заготовить около 300-350 млн. пудов. Остальные 150 млн. пудов приходится брать в порядке организованного давления на кулацкие и зажиточные слои деревни…

   Нужно мобилизовать бедняцко-середняцкие массы против кулачества и организовать их общественную поддержку мероприятиям советской власти по усилению хлебозаготовок…Значение уральско-сибирского метода хлебозаготовок, проводимого по принципу самообложения в том, что он даёт возможность мобилизовать трудящиеся слои деревни против кулачества…мы просвещаем их политически и организуем из них свою мощную  многомиллионную политическую армию в деревне. Правда, этот метод сочетается иногда с применением чрезвычайных мер

(нет бы прямо и честно сказать: насильственных мер) 

против кулачества…но почему нельзя иногда применять чрезвычайные меры против нашего классового врага?...Мы должны сломить сопротивление кулаков и заставить их сдать хлебные излишки  советской власти…»
Суть метода в том, что область, получив из Москвы плановое задание по сдаче хлеба государству, раскидывала его по округам; те, получив задание, раскидывали его по районам; то же делал район – по сельсоветам, а сельсовет – по деревням. Каким хозяйствам и сколько каждому хоз-ву сдавать хлеба решалось на общем собрании с учётом материалов сельской учётной налоговой комиссии – СУНК (имелась при каждом с/с). Поскольку в деревне преобладали беднота и середняки, легко принималось решение – хлеб сдавать государству должны кулаки, середнякам – льготы, беднякам – освобождение.. СУНК уточняла, сколько хозяйству сдать хлеба, главе хозяйства сельсовет выписывал «добровольное обязательство» по сдаче,- всё, мужик, вези. Иначе – штрафы, описи имущества, конфискация, раскулачивание и т.д.
Это было фактически 2-е издание продразвёрстки…

Читатель может представить, какие страсти закипали в деревне: почему этому освобождение, тому льгота, а мне сдавать хлеб за бесценок; а я тоже бедняк и даже был батраком много лет; а его хозяйство мощнее моего, а мне сдавать больше и т.д. Рост недовольства в деревне, конфликтов между односельчанами, враждебности между немногочисленным более зажиточным слоем деревни и бедняцко-середняцкой массой. Злоба и ненависть разливаются по деревне.
А большевики в восторге, им то и надо – разжечь классовую борьбу в деревне и, опираясь на бедняков, уничтожить крепкие единоличные хозяйства.

секретно
Из информационных сводок о политическом состояниии и фактах классовой борьбы

В Череповецкий окрисполком и окружком ВКП(б)

26.10.1929 г. по Белозерскому району

25.9.1929 При проведении общего собрания уполномоченным от РИКа в Гулинском с/с граждане дер. Фёдоровской Соколов А., Алексеев В., Алексеев Ив. И Смелов Мих. (часть из них лишенцы) делали попытку сагитировать население к отказу от сдачи излишков хлеба. На место сразу же был выслан агент Уголовного розыска, который произвёл дознание – виновные привлечены» к уголовной ответственности по ст.61 ч.3 УК РСФСР. Показательный суд состоялся 3.10.1929 г. 

На общем собрании 30.9.1929 г. в с. Ковжа по вопросу хлебозаготовок ФЁДОРОВ П.Ив. (кулак) нанёс оскорбление и ударил кулаком председателя Ковжского с/с Плюшкина Алексея на почве того, что как ему показалось, много предложено сдать излишков хлеба. Дознание квалифицировало дело по ст.76 УК РСФСР. Дело передано в суд.

27.9.1929г. в д. Чирок после собрания по хлебозаготовкам середняк НАТАЛИЧЕВ, напившись пьяным, с предвзятой целью разыскал председателя с/с Даничева на частной квартире и со словами: «Зачем на меня наложили 10 пудов?» - нанёс лёгкие побои. По делу выслан агент Угрозыска и по дознанию Наталичев привлечён по ст.76 УК РСФСР – дело передано в суд.

29.9.1930г. В д. Лохта Чироковского с/с у члена комиссии содействия хлебозаготовкам Андреева из мести за его общественную работу и активное участие в хлебозаготовках

(активное участие в доносительстве, у кого из односельчан имеются «излишки» хлеба)

был сожжён стог сена в 50 пудов. Виновник – середняк Беляев Ст., впервые выделенный из числа середняков в списки зажиточных, привлечён по ст.105 ч.3 УК РСФСР.

11.11.1929г. В д. Новинка Рыбницкого (Гулинского) с/с на сходе при обсуждении хлебозаготовок и создании семенных фондов кулаки Серов и Осипов яростно выступили против создания семфонда, а также против 3-х- процентного займа индустриализации и при поддержке подкулачников собрание было сорвано.

1.10.1929г. «Поступило извещение о покушении на срыв собрания по хлебозаготовкам в д. Третьяково гр-ном хутора Самодурово Сараевым Ив. Н. (кулак). По делу ведётся дознание по признакам ст. 61 УК РСФСР. Производство не окончено. (пометка: осуждён)»

27.9.1929г. На собрании о хлебозаготовках в д. Юрино Ухтомьярского с/с середняки Федотов и Горячев своим выступлением сорвали собрание, призывая присутствующих взять топоры, стать к амбарам и не давать хлеб. Уполномоченный по хлебозаготовкам от РИКа сразу же сообщил в РИК и ОГПУ, и им была получена санкция на арест означенных граждан.

После объявления Федотову и Горячеву об этом, на повторном собрании они горячо агитировали за выполнение хлебозаготовок на 100 %, и благодаря их влиянию на сограждан, план был принят и выполнен полностью.
По распоряжению РИКа дознание не проводилось.

Из приведённых фактов видно, что классовая борьба вылилась наружу в резкой форме, но благодаря принятию своевременных мер со стороны административных работников она особого влияния на ход хлебозаготовок не имеет, что видно из того, что контрольные цифры сдачи хлеба государству если при обсуждении встречали некоторые пртиворечия, то в итоге принимались полностью. % выполнения хлебосдачи колеблется от 80 до 120 %.
Низкий % объясняется недостаточностью разъяснительных мер; в последнем случае со стороны РИК на места посылаются более сильные работники.
Нач. Череповецкого Окрадмотдела Васильев
ЧЦХД, ф.2, оп.6, е.х.17, л.6-8

В д. Енино середнячка Мясникова, жена милиционера, избила своего мужа, бывшего председателя сельсовета, активного работника как ранее, так и теперь по хлебозаготовкам.Дело передано 31.10.1929г. в нарсуд.
Председатель РИК Белозерского р-на  Васильев
Зав. Секретной перепиской Китов
источник: ЧЦХД, ф.2, оп.6, д.21, л.18

 Не важно, что мужа избила жена, важно, что был избит бывший председатель сельсовета, работник органов Советской власти, активно продолжающий выколачивать из крестьян хлеб. Дело приняло политический характер…

Шольский район

27.11.1929г. В д. Максимово Коркучского с/с зажиточный крестьянин Прялов Фёдор угрожал убить члена комиссии содействия хлебозаготовкам Зернова Мих. за то, что у него был выявлен излишек хлеба. Дело передано в суд.

В д. Подосенново зажиточный Гришин, у которого выявлен излишек хлеба, угрожал убить члена комиссии содействия хлебозаготовкам Светлова. Дело передано в суд.

Председатель Базегского с/с Зорин, из крестьян выше среднего, выступал на собрании против хлебозаготовок, и кроме того, имея мельницу, не платил гарнцевый сбор.
Зорин с работы снят и привлечён к уголовной ответственности по ст.111 УК РСФСР.

В д. Молино Мартыновского с/с председ. с/с Акимов совместно с Марышевым грозились убить беднячку Бакланову за активное участие в выявлении излишков хлеба. Оба осуждены на 6 месяцев принудительных работ, а Акимов с работы снят.
Зам нач. Окрадмотдела Сидоров
Верно: инспектор секретной части  Кузнецов
ЧЦХД, ф.2, оп.6, е.х.17, л.7,8, 14, 17

 Репрессивные меры власти, совершенно безумный бойкот с «недопущением к колодцам» и «прекращением отпуска товаров», бойкот малолеток в школе, которым советская власть с детства ставила клеймо «дети вредных членов общества», «дети врагов народа», «кулацкое отродье» мало помогали взять хлеб. Хлеба в деревне было мало, и крестьяне, чувствуя приближение голода, сдавали его неохотно.

Советская власть и партия коммунистов сознательно, специально разжигали вражду в деревне, стравливая бедноту и более обеспеченных крестьян, всячески поддерживая бедноту. Зашумел, загудел, забурлил кипящий деревенский котёл.
В стране открылся «хлебный фронт».
« Битва за хлеб» продолжалась и в 1930 году на фоне массовой коллективизации… Впрочем, при советской власти она не прекращалась никогда…
Одновременно с этим большевики решали важнейшую стратегическую задачу: поскольку выколотить из 27 млн экономически мало зависимых от государства крестьян хлеб трудно и хлопотно, – самостоятельные хозяева на своей земле, сами распоряжаются продуктами своего труда, сами себя кормят – нужно сбить крестьян в кучу, убедить или принудить вести хозяйство коллективно, создать коллективные хозяйства – колхозы и коммуны, поставить их под полный государственный и партийный контроль, и хлебная проблема будет решаться много легче. Колхозов будет на порядок меньше, чем единоличных хозяйств, и изымать у них хлеб будет проще.
ДАЁШЬ СПЛОШНУЮ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЮ!
Но и развернувшаяся коллективизация не спасла от голодухи…

Из протокола заседания президиума Белозерского РИК 27.2.1931 г.
Слушали: О хлебозаготовках
Постановили: …Предложить райпо снять с 1.3.1931 г. со снабжения хлебом рабочих, служащих, организованных кустарей и членов их семей, имеющих своё хоз-во и неорганизованное городское население, не занятое на государственных работах, провести перерегистрацию хлебополучателей и ввести нормы получения хлеба для учителей, агрономов, врачей…по 500 гр в день и всех прочих по 300 гр…
Прекратить с 1.3.1931 г. снабжение хлебом столовых Дома крестьянина и артели инвалидов, норму хлеба в закрытой столовой Горпо

(закрытой для простых граждан, но очень даже открытой для руководящих товарищей – партийных, советских органов власти, органов суда, прокуратуры, ОГПУ, НКВД, отоваривающихся по повышенным нормам по списку № 1 и 2)

установить 75 граммов на обед…
В ТПО водников рабочим 600 гр в день и для прочих 300 гр; снять со снабжения не работающих на транспорте и имеющих сельское хоз-во. Для закрытых (для посторонних лиц – К.В.) столовых – 100 гр к обеду…
Источник: ГАВО, ф.1719, оп.3, е.х.3,л.3

       Из спецсообщения УНКВД Ленинградской обл. о перебоях в торговле хлебом в отдельных районах. 19 февраля 1937 г.
Источник: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание Документы и материалы Том 5 1937 -1939 Книга 1. 1937 Москва 2004. стр. 150.
Архив: ЦА ФСБ РФ. ф. 3. оп. 4. д. 307. л. 58—60.
В Окуловском, Залучском, Белозерском и Череповецком районах продолжаются перебои в торговле печеным хлебом. На этой почве зафиксированы нездоровые настроения и распространение провокационных слухов. Аналогичное положение в последнее время возникло также и в других районах области.

Петриневский район. В с. Воскресенском (райцентре), а также и в других селах, создались большие очереди за хлебом; колхозники и служащие встают в очереди с 12-2 часов ночи. Перебои в торговле хлебом происходят из-за нехватки муки: в декабре израсходовано было 145 т, в январе — 105 т, а в феврале — 95 т. На этой почве имеет место распространение провокационных слухов и антисоветских высказываний:
«Недостача хлеба связана с тем, что хлеб отправили в Испанию».
«В этом году будет война с Германией, и хлеб бронируют на случай войны».
«Хлеба нет, сидишь голодная. Во всем виноваты Советская власть и Сталин».

Кирилловский район. Спрос на хлеб со стороны крестьян значительно повысился. У магазинов города и села собираются очереди в сотни человек. Хлеба не хватает, так как муки в январе было отпущено 357 т, а в феврале — 339 т.
Среди населения отмечается высказывание нездоровых настроений. В д. Нефедьево на почтовом ящике ночью была обнаружена листовка следующего содержания:
«Даешь хлеба! Товарищи! Довольно терпеть голод. Давно вы согласны восстать и бунтовать за хлеб.
Товарищи крестьяне, рабочие, мы голодаем. Давайте бунтовать, громить сельсоветы, магазины и хлебные склады. И мы, а нас по счету 1005 чел., если не будет хлеба, смело восстанем, и мы победим. Кириллов и Вологда тоже согласны. Ленинград мы возьмем, там братья и сестры, отцы и сыновья. Красная Армия наша, там наши братья и сынки не будут братьев, отцов убивать, они за нас — бунтовать, громить. Даешь хлеба! Смелей, товарищи, все собирайтесь».