Эхо памяти

Поездка в Финляндию

С началом перестройки неожиданно появилась возможность съездить за границу. Раньше такой возможности не было, кислород был перекрыт, желающих поехать даже в страны социализма отбирали с участием партийных органов, нужна была положительная характеристика и т. д.
Какое могло быть «добро» партийных органов, если свеж был в памяти вызов в Увельский РК КПСС к секретарю по идеологии Васильеву Геннадию Павловичу, который провёл со мной профилактическую беседу и прямо заявлял, грозя мне доброжелательно пальчиком: «Мы знаем, о чём и как вы говорите в коллективе, на политзанятиях, лекциях в организациях и предприятиях…»

 

(тогда многие учителя были обязаны по путёвкам всесоюзного общества «Знание» выступать с лекциями перед населением на общественно-политические, научные, антирелигиозные темы) и предупреждал, отечески предупреждал о серьёзных последствиях…(конечно, перед взрослой аудиторией я высказывался более резко и откровенно). А я в ответ лепетал: «Я в рамках закона…в рамках Конституции…»

Понятно, что если на задней парте на уроке сидит школьный партсекретарь, приходилось быть осторожным, «фильтровать базар». (через короткое время Васильев погорел на партийной работе, поговаривали, что вместе с соратниками по партии и комсомолу присвоили часть выручки от концерта заезжих московских артистов, и был переброшен на руководство нашей школой. Историк по образованию, мою работу практически не контролировал, уроки мои почти не посещал, их идейную направленность не проверял.)
«Стукачи» были в большинстве коллективов…

Благополучно прошёл предварительные процедуры, в том числе медицинские, благо их упростили и «мазок» делать не требовалось. Вызван был на собеседование в Челябинск в отдел иностранного туризма облсовпрофа, где нашу группу настроили, предупредили, просветили, предостерегли:
- за границей вести себя достойно, помня, что вы представляете великую мировую державу – СССР;
- советские деньги вывозить за рубеж нельзя, можно только 30 руб. десятками без права обмена;
- не брать никаких документов, кроме паспорта;
- можно взять 250 сигарет, бритвы, утюг, побольше маленьких сувениров ценой до 2-х рублей с советской символикой, значки с изображением Ленина, лекарства;
- нельзя брать с собой местные районные, городские, областные газеты, в том числе для упаковки вещей и продуктов, можно брать лишь центральные газеты /наверное, боялись, что менее зоркие цензоры местных СМИ могут нечаянно пропустить информацию, которой воспользуются враги/;
- нельзя брать письма и кассеты, ножи, коллекции марок, монет, лотерейные билеты, религиозные предметы, спиртное;
- багажа не более 3-х мест: чемодан, дамская сумочка, пакет;
- в Финляндии по одному не ходить, особенно женщинам, могут быть нападения, провокации, могут пытаться вас завербовать; куда и с кем пошли – докладывать руководителю;
- приглашать к себе в номер гостиницы никого нельзя;
- после 11 часов вечера не выходить на улицу;
- не покупать игрушек военного типа;
- на лице не выражать чрезмерных эмоций, экстаза, не падать в обморок при виде изобилия товаров хорошего качествав магазинах;                         - не можешь купить - не высказывай желаний, а то могут подумать, что ты бедный и из бедной страны;                                                                        - не вступай в слишком откровенные разговоры с финнами или с другими иностранцами; помни: лучшая гарантия избежать провокаций - быть с группой;                                                                                                     - будьте бдительны, помните, что 70 % сведений о нас иностранная разведка получает от наших туристов.                                                        И тому подобные страшилки.  

Кроме руководителя и заместителя в нашей группе есть староста, культорг, казначей, есть, безусловно, и чекист, но под какой «крышей» укрывается «труженик невидимого фронта» - тайна сия велика есть. Но ясно, что нас хорошо пасут…

 Наш поезд прибыл на советскую пограничную станцию г. Выборг 30 июля. Серый, обшарпанный, грязноватый вид вокзала и города. На неровном асфальте лужи, везде мусор, неухоженность, грязь. Часто видишь людей в военной и милицейской форме. Мрачноватый вид людей: тёмная мешковатая одежда, озабоченные неулыбчивые лица, женщины с хозяйственными сумками в руках – «сумчатые»…Унылый пейзаж…
Таможенники дотошно проверяют документы, декларации, содержимое сумок, чемоданов, задают вопросы, осматривают купе. И вид, и тон, и форма обращения и взгляд таможенников таковы, что думается: они явно каждого из нас подозревают, что мы что-то запрещённое хотим провезти, какие-то установленные властью правила хотим нарушить. По правде сказать, их подозрения не совсем беспочвенны: кто-то припрятал пару бутылок водки в карманах (в Финляндии госмонополия на алкоголь) сверх разрешённого лимита, кто-то блок болгарских сигарет (табак в Финляндии дорог), кто-то провез несколько советских купюр с портретом Ленина, спрятав их в трусах или в лифчике, надеясь выгодно обменять на финские марки…Так, по мелочи. Адекватный ответ народа на дурость запретов, установленных властью…

Границу пересекли незаметно, благо у нас с Финляндией одинаковой ширины железнодорожная колея. И вот мы попали в этот страшный буржуазный мир, где царит чистоган, культ денег, наживы, индивидуализма, где жестокая эксплуатация трудового народа, нищета, разгул преступности, где негров линчуют, трущобы, бездомные, спящие на парковых скамейках и под мостами, и где правят богачи, поджигатели новой войны. Только так или подобно этому объясняли нам всегда партийные пропагандисты про забугорную жизнь…
Привычный пейзаж: хвойные и смешанные леса, многочисленные озёра, холмистая местность, нередки скальные выходы. Если железная дорога перерезает скалистый холм, то по верху холма вдоль пути тянется зеленая металлическая сетка, чтоб люди или животные не свалились вниз по крутому склону; сеткой ограждены пути и в тех местах, где возможен переход путей дикими животными…

И вот прибываем на финскую пограничную станцию. Гляжу в окно вагона и что мне сразу попалось на глаза и врезалось в память? - на платформе валяется…окурок!!! Вы, житель СССР, обратите ли вы внимание на валяющийся на улице в советском городе или деревне окурок? Да никогда! Потому что чего у нас только не валялось и не валяется на улицах и на ж.д. станциях!
А здесь небольшая станция, несколько аккуратных, как будто новеньких или только что покрашенных домов, аккуратно подстриженные деревья и кустарники, цветочные клумбы, асфальтированные дорожки. Рабочий в униформе идёт по перрону со своим инвентарём в поисках хоть какого-либо мусора, чтоб поскорей его убрать, чистые ж.д. пути (по которым вагоны катятся ровно, без стука, тряски, скрежета и раскачивания из стороны в сторону – «бархатный путь»).
И как тут не бросится в глаза окурок! Вот она, изнанка красивой буржуйской жизни!
Какие они ещё варвары – бросают окурки на платформу! Нет, нас не проведёшь! У советских собственная гордость – на буржуев смотрим свысока!

Напряглись перед финским таможенным досмотром. Ну, сейчас устроят нам «шмон»! Вошел молодой таможенник с физиономией добродушного деревенского парня. Взглянул на первую страницу паспорта, взглянул на наши лица и – «Добро пожаловать в Финляндию!». Рыться в наших сумках, чемоданах, видимо, счёл ниже собственного достоинства…

ДОРОГИ в Финляндии идеально ровные, ни ям, ни бугров, сделаны очень качественно, но неширокие. Обочины обкошены, в канавах ничего не валяется, ни автошин, ни бутылок, ни пластиковых пакетов. Спецмашина с помощью круглого магнита собирает с обочин и канав мелкие железки. Чёткая разметка, дорзнаки и указатели, почти нет рекламных щитов, чтоб не отвлекали внимание водителя.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО. Финляндия - северная страна, примерно третья часть территории находится за Полярным кругом, там тундра, живут ненцы, оленеводы. Однако в средней и южной части страны развито сельское хозяйство. Урожаи зерновых 40-50 цн с га. Поля небольшие, но ухоженные, ограниченные канавками (выпадает много осадков). Пшеница стоит стеной, чистая, без единого сорняка. Едем мимо фермерских полей. Накрапывает мелкий дождь, хлеб убирать нельзя. Стоят на поле 2 комбайна, оба укрыты плёнкой (видали ли вы в совдепии такое бережное отношение к технике?) Тракторы, комбайн, другая сельхозтехника стоит у фермеров в ангарах или под навесами (может вы слышали, как в советских колхозах выставляли под дождь и снег с.х.технику до следующей посевной или уборочной «на линейку готовности»?)
По словам гида, на 1 фермерское хозяйство в среднем приходится по 12 га пашни и зо га леса, 9 коров. Пастбище рядом с фермой поделено на участки. Коровы, подъев траву на одном, выпускаются на другой. Пастух электрический.

Площадь в Хельсинки недалеко от дворца – резиденции президента страны. С весны до осени по воскресеньям проходит сельскохозяйственная ярмарка, где фермеры продают свою продукцию. Покупатели подъезжают на машинах, закупают, как правило, на неделю. Цены ниже, чем в магазинах, особенно под конец торговли, чтоб обратно не везти скоропортящийся товар. Часам к 12 торговля прекращается, муниципальные службы разбирают и увозят лотки, столы, прилавки, ими же расставленные рано утром, убирают мусор. Площадь подметается и моется.

Жизнь фермеров нелегка, но многие не хотят покидать свои родовые гнёзда, их поддерживает государство, да и сами фермеры помогают друг другу: объединяются в кооперативы, на паях покупают дорогостоящую технику, организуют совместный сбыт. А если уж сильно допечёт политика правительства, то могут перекрыть своими тракторами движение перед президентским дворцом, или разлить перед ним цистерну с молоком, или вывалить президенту пару машин картофеля, или учудить что-либо ещё, чтоб власть обратила внимание на их проблемы…

Финляндия не богата ни нефтью, ни газом, ни другими полезными ископаемыми (но имеются запасы некоторых металлических руд), поэтому финны берегут ЛЕС, предпочитая закупать его в России. Участок леса, предназначенный для рубки, сначала обследуют специалисты-лесоводы, пометят деревья, которые можно или следует рубить. Затем приходят лесорубы со своей техникой. Вся она колёсная, малогабаритная, чтоб природе – травостою, кустарникам, подросту, молодым деревьям вред был нанесён минимальный. Спецмашина захватывает дерево, спиливает его и дерево в вертикальном положении вывозит к лесовозу и укладывает его целиком. Таких монстров-танков, как советские трелёвочные гусеничные трактора, финны не используют. От дерева берут всё: пни и корни - из них получают скипидар, дёготь и др. продукты; ветки - щепа, ДВП и др. изделия; листья -  витаминный корм для скота.
Финская мебель известна всему миру…

//иду со школьниками-туристами по маршруту г. Златоуст – гора Юрма и недалеко от речки Киалим, двигаясь по тайге по азимуту, выходим на лесосеку. Лесорубы, мы поняли, вырубили зимой (летом сюда ни на чём не добраться) самолучшие деревья, распилили на 6 м брёвна, стрелевали к реке, сложили в штабеля, в весеннее половодье столкнули брёвна в реку, сплавили куда надо, получили деньги и ушли.
Делянка после ударного труда советских мастеров-лесорубов, получивших большой опыт лагерного лесоповала,  представляла жуткое зрелище: брошенный раздолбанный вагончик, вся территория завалена ветками, вершинником, поваленными, ободранными, изломанными, истерзанными гусеницами тракторов молодыми деревьями и кустарниками, кучи опилок, высокие пни, брошенные брёвна с подгнившей древесиной, пятна разлитого масла, промасленная ветошь, несколько больших кострищ… Мы шли через делянку как по батуту; под нашими ногами пружинили слоем в полметра «отходы» лесозаготовок. Ударно потрудились хищники-варвары…
Эх, много чего полезного сделали бы финны из этих «отходов»//

Леса в Финляндии чистые, в том числе вблизи городов и населённых пунктов. В лесу не валяются ни консервные банки, ни бутылки из-под пива и водки, ни полиэтиленовые пакеты. Видел, как в лесу, на окраине Турку, города с несколькими сотнями тысяч населения, две женщины в бумажные пакетики собирали чернику. Да у нас бы давно всё вытоптали и загадили.

В Финляндии много музеев, памятников, памятных досок, связанных с пребыванием в стране вождя мирового пролетариата ЛЕНИНА. Много разных экспонатов, всё бережно сохраняется, посещается туристами, проводятся экскурсии. Думаю, что такое внимание уделяется Ленину с целью привлечения советских туристов, а также в знак уважения к человеку, давшему Финляндии независимость. (С1809 г.по 1918 г.Финляндия более 100 лет – одна из самых отсталых окраин Российской империи. Сейчас – это одна из самых развитых стран мира с конкурентоспособной экономикой, демократическим устройством, довольно высоким уровнем жизни, широкими социальными гарантиями – бесплатное, одно из лучших в мире, образование, включая высшее, в том числе бесплатные школьные учебники, обеды, доступная качественная медицина, пенсия, позволяющая совершать путешествия по Европе, или в Африку, Азию; государство строит недорогое жильё; молодая семья за однокомнатную квартиру вносит 20 % стоимости, а 80 % даёт кредит банк под 4 % годовых на 20 лет…)

ПРЕСТУПНОСТЬ. В окно вижу: недалеко за кустами большая лужайка, на ней полтора десятка белых пластиковых стульев, наверное, какая-либо компания отдыхала или мероприятие проводилось. Уже темнеет, почему же стулья не убирают? Ведь ночью могут украсть, рядом дорога
(гостиница расположена за городом), машины ездят, кинул в кузов и увёз… Смотрю утром – стулья все на месте… Почему же это никто не сворует и не присвоит?
Гостиница находится на берегу озера. Ещё с одним туристом видим: на другом берегу неширокого озера какие-то строения, вроде музыка играет. Попросили у администрации гостиницы лодку, переехали на тот берег. Танцплощадка, сцена для музыкантов, витрины, бар, стойка для разлива пива, провода, стойка для микрофона – никель. На стене и рядом предметы старинного крестьянского быта: хомут, другая конская сбруя, тележные колёса, дуга, с.х. инвентарь. Оборудованное кострище с инвентарём, небольшая поленница дров. Очевидно, люди тут развлекались и только что ушли. Ни души.
И почему же никто это не разломает и не украдёт?
Немного отошли по дороге, видим небольшое из хорошего красного кирпича строение. Подходим, красивая дверь, никелированные ручки – стучимся. Тишина. Открываем дверь – оказывается, это «М» и «Ж». Чисто, сухо, пластик, на полу коврик, белый унитаз, раковины, краны, ручки – никель, туалетная бумага, на стене зеркало. И вокруг ни души.
Почему же это никто не раскурочит и не утащит? Советскому человеку этого не понять…

Нарушал запреты: гулял один, и после 11 вечера, и после 12-ти. По вечерам на улицах и в парках много гуляющих людей, молодых и не очень, и с детьми. Часть молодых явно под хмельком, с банкой пива в руках, свободно распивают. Но никто не валяется, не бросает банок в кусты, не пристаёт к незнакомым людям, не ведёт себя вызывающе или агрессивно.
Правда, один случай хулиганства видел: по тротуару шли парень и девушка, явно студенты. Парень прошёл немного вперёд, а девушка завернула за угол дома к запертым воротам и присела в уголке. Я сначала не понял, в чём дело: то ли парень её ударил, то ли ей стало плохо, но когда через дорожку побежал маленький ручеек, всё стало ясно. Девушка догнала парня и, смеясь, они побежали дальше. Это Хельсинки, столица Финляндии…
Подсел и ко мне на скамейку подвыпивший парень лет 25 с банкой пива, угощал меня, пытался завязать разговор, но поняв, что я, сибирский валенок, не владею ни финским, ни шведским, ни даже английским, что его удивило, пошёл искать другую компанию…

Приехали мы в Финляндию (мы считались группой педагогических работников, хотя были в группе и профсоюзные чиновники, и менты, и другие лица) нищими, чувствовали себя униженными и оскорблёнными; бродили, как в джунглях, по огромным магазинам, ломящимся от разнообразия товаров со всего мира; свободный доступ к товарам, продавцов не видно, где-то там кассиры на выходе, ходи, ройся, выбирай. Но купить почти ничего мы не могли. Особенно шокированными и потерянными выглядели наши женщины. В городах, особенно в центре, первые этажи заняты торговыми точками и фирмами по предоставлению разных услуг. Товар и цены выставлены в окнах-витринах с различными развлекательными прибамбасами. Гулять по улицам не скучно: ходи, разглядывай товары и цены и что там ещё вертится, играет, прыгает, разыгрывает сценки, вспыхивает и т. д. – в каждой витрине своя оригинальная композиция, чтоб привлечь внимание потенциального покупателя.

Что привезти из Финляндии на память, если нам выдали всего 55 финских марок? (банка пива - 0,33 л – 4-5 марок, в ресторане – 8 марок; посещение музея – 2-5 марок; кино -25-30 марок). 12 человек из группы решили купить оптом магнитофоны-двухкассетники. – «Да, китайские. Но по японской лицензии!». В СССР в то время кассетники - жуткий дефицит.
- Очень дёшево. Специально для земляков – дополнительная скидка, - говорит хозяин магазина, русский, уехавший из СССР. – Всего за 33 марки. Дешевле не бывает!
Купили , и в тот же день уехали в другой город за 110 км. Вечером включили магнитофоны – япона мать и китаёза тоже! – два не работают. Оказалось, неисправен подсоединяющий провод. Расстроились; не возвращаться же; да и от группы нельзя отрываться. Но гид успокоила: всё уладим. Нашла телефон фирмы, продавшей магнитофон, позвонила туда. На следующее утро, мы ещё только позавтракали, приехал представитель фирмы, извинился за причинённые неудобства и, ничего не выясняя, выдал 2 новых провода. Вот это сервис! За 110 км – нет, туда и обратно это 220 км! – гонять машину и человека, чтоб привезти 2 проводка!
Такой страной, где ТАКОЙ сервис, такое отношение к покупателю, можно гордиться!!

Удивляло отсутствие в населённых пунктах, даже небольших, ВОЗДУШНЫХ ЛИНИЙ связи, радио, электроэнергии и других, они упрятаны под землю. (жутко смотреть на наши деревни, посёлки и небольшие города, живём как в лесу, столько натыкано на улицах вкривь и вкось толстенных столбов, столько над головами натянуто проводов, как правило провисающих. Азиатчина …)

Финны любят ВЕЛОСИПЕД. У многих магазинов, офисов оборудованы простейшие велостоянки. Велосипеды не запирают.

ШКОЛА – красивое здание, аккуратные дорожки, деревья, цветы, несколько небольших клумб, но большая часть территории школы – обширные зелёные лужайки-газоны, где можно посидеть и полежать на траве с учебником в руках (и без). Обязательное 9-летнее образование (в смысле обязанности государства всем желающим предоставить возможность получить 9-летнее образование, создать для этого необходимые условия), затем можно в лицей (гимназия), училище или техникум. С 1 по 6-й класс все предметы ведёт один учитель (кроме иностранного языка и физкультуры). Школы небольшие, в среднем 150 чел., есть и по 20.
Учатся 190 дней, 5 дней в неделю, занятия начинаются с середины августа. Каникулы: в Рождество полторы недели, в феврале 5 дней, в апреле на Пасху 5 дней. Обязательны 2 иностранных языка; большинство, 90 %, выбирают английский – с 3-го класса, шведский – с 7 класса. Если 10 человек желают изучать какой-либо язык , школа обязана обеспечить преподавание. В 8-9-х классах 26 уроков в неделю общих предметов и 4 обязательных факультатива по выбору: музыка, физкультура, машинопись, делопроизводство, с.х. производство, 3-й иностранный язык и другие. 

После октябрьского переворота 1917 г. в России финский парламент объявил Финляндию независимым государством. Положение в стране было сложным, установилось двоевластие: законное правительство и Советы рабочих и солдатских депутатов, которые создали «рабочие дружины» (отряды Красной гвардии) и захватили власть на юге страны. Советская Россия признала незаконную Финляндскую социалистическую рабочую республику. Но большинство финнов поддержало законное правительство. В Финляндии началась ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Между белыми и красными. В результате белые под командованием бывшего генерала русской царской армии, затем правителя, маршала, президента Финляндии Маннергейма разгромили красных и разогнали Советы. Советская Россия вела свою гражданскую войну и оказать существенную военную помощь финским коммунистам не могла…

И вот я в столице Финляндии г. Хельсинки на национальном кладбище, где захоронены жертвы той гражданской войны. С одной стороны от главного прохода сотни могил белых – поимённо; с другой стороны – могилы красных, тоже поимённо. И общий памятник и белым, и красным.
И памятник Маннергейму…
Финны чтят память и белых, и красных. Все они – одинаково жертвы братоубийственной войны, злобы, ненависти, помутнения народного сознания. На кладбище идеальный порядок, все могилы ухожены, много живых цветов. Все споры разрешены, все страсти откипели, все разногласия устранены, вся взаимная ненависть улеглась. Смерть уравняла всех: и кто больше прав и кто меньше, кто белый, кто красный…
Все рядком лежат –
Не развесть межой.
Поглядеть: солдат.
Где свой, где чужой?
Белым был – красным стал:
Кровь обагрила.
Красным был – белым стал:
Смерть побелила…
Марина Цветаева

Есть ли в столице России подобное общее кладбище жертв Гражданской войны 1918-1922 годов, коих от 8 до 13 миллионов, а то и больше – точное число никто не знает?
Есть ли общие памятники жертвам Гражданской войны по российским городам и весям, ведь война шла почти на всей территории страны?
Н Е Т.
Мы всё ещё делимся, вспоминая ту безумную войну, на белых и красных. Ещё для многих из нас красные – герои, народные защитники и заступники, а белые – враги народа, мерзавцы, негодяи, враги России, непатриоты, желавшие вернуть старые царские порядки и т. п. И пока это так, никакие лицемерные, придуманные государством праздники типа «дня народного единства» не сделают нас единым народом.

С кем это меня призывают заединяться?
С чиновником-бюрократом, взяточником и коррупционером?
С ментом-полицаем, который защищает не народ, а власть?
С олигархом-миллиардером, нажившимся на выкачке из страны природных ресурсов и эксплуатации населения?
С депутатом, хорошо устроившимся во власти и вспоминающем о том, что называется народом, один раз в 5 лет, чтоб получить на выборах голоса?
Щас!

В Хельсинки зашёл в книжный магазин и был поражён обилием книг, в том числе на русском языке, в том числе запрещённых в СССР, самиздатовских, исследований по советской истории западных авторов. Подолгу стоял у стеллажей, перебирал, жадно читал, листал и…возвращал на полку: почти все марки ушли на дурацкий магнитофон; да и не каждую книгу пропустят в СССР.

Одну запрещённую книгу всё же пытался провезти.
Увидев в центре Хельсинки большой православный храм (финны – католики), решил посмотреть его поближе. Перед храмом женщина беседовала с группой людей и раздавала религиозную литературу. Мне она предложила «Библию для детей», прекрасно изданную иллюстрированную книгу. Поколебавшись, я взял (перед поездкой нас предупредили о возможных неприятных последствиях, если мы привезём в СССР какую-либо нежелательную печатную продукцию). В гостинице наши туристы восхищались книгой, брали смотреть в другие комнаты. Некоторые советовали не брать её с собой, тем более учителю недопустимо привозить такие книги, задержат на границе, будут неприятности у руководителя группы, сообщат мне на работу…Полистал книгу на сон грядущий, оставил рядом на тумбочке. Наутро проснулся – книги нет. То ли «человек в штатском» (чекист) предусмотрительно изъял «подрывную» литературу, то ли похитил кто-то из соплеменников…

СТРОЙКИ в Финляндии не огораживают массивным бетонным или уродливым деревянным забором, а обносят металлической или пластиковой сеткой. А если близко тротуар, то делают сплошной деревянный забор с крышей для безопасности прохожих, но в заборе сделаны несколько небольших окошек на разной высоте: смотрите дети и взрослые, как идёт стройка, какой идеальный порядок, как аккуратно складированы стройматериалы , ничего не валяется, не разбросано, кирпичи упакованы в плёнку, как чётко работают люди и механизмы. И обязательно табличка: что строится, какая фирма строит, ф.и.о. руководителя, телефон, когда стройка закончится. Честью фирмы дорожат – это принесёт больше заказов. А если здание ремонтируется и поставлены леса, то его завешивают плёнкой, чтоб не портило вид улицы…

В Финляндии нет деревень, как и в Европе, США, Канаде, других развитых странах. Деревень в нашем представлении. Есть разбросанные по стране фермерские хозяйства: просторный, часто 2-х этажный дом с автономным отоплением, водоснабжением, местной канализацией; различные хозяйственные постройки, гаражи, ангары для сельхозтехники, миниэлеватор, иногда ветряк, силосная башня и т. д. Вокруг поля, пастбища, лес.
Большую часть времени фермер в работе. Досуг он проводит в соседнем городке, посещая увеселительные заведения или пивбар, где общается со знакомыми, друзьями, обсуждая за кружкой пива футбол, хоккей, политические и местные новости. Везде приличные дороги, легко доехать. Приобрести фермеру пару авто (для себя и супруги, а то и для сына), понятно, не проблема.
Вот так, вот так живёт Финляндия с Европой.
Вот так, вот так, ну а у нас всё через жо…
1988 г.